Code Geass: Castling

Объявление









Информация для гостей:

Теперь любой гость может попробовать свои силы в игре. Для вас открыт Бал-маскарад. Надевайте маску, представляйтесь кем хотите (в рамках фэндома, конечно) и - в путь.
Информация для Таинственной Маски




Рейтинг игры: + 18.


В игру очень нужны СиСи, Наннали и Корнеллия. Обещаем любить и холить. ♥

Администраторы:

Saery Twane


Друзья форума:

бесплатных фотохостинг SEOULITE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » Зона 11 » 37 квест. Копия договора.


37 квест. Копия договора.

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://forumfiles.ru/uploads/0014/92/1a/2/t81854.jpg

Пока Сарин наводит справки у дворецкого, Хотару, получившая новое имя и новые права и обязанности в семействе Сэймур, вынуждена отправиться на конную прогулку с графом. Её цель - всеми возможными способами получить у него копию договора. Но у графа могут быть совершенно иные интересы.

Порядок отписи:
Sarin Saymour, Arisaka Hotaru

Погода и время:
Особняк Сэймуров и его окрестности.
Вечер. Немного прохладно, дует лёгкий ветерок, по небу изредка пробегают облака.
Температура +20.

0

2

Граф ждал нетерпеливо, выказывая страстную, горячую натуру человека, привыкшего к полному подчинению со стороны людей, находящихся у него в услужении. Правая рука, сжимавшая плеть, щёлкала кнутовищем по чёрному ботфорту, выдавая эмоции, которые владели им.
   Увидев Стефанию Сеймур в новом наряде с кулоном матери Сарин на груди, он немного смягчился, но всё равно счёл своим долгом отчитать японку:
   - Я вижу, вы уже переняли манеры благородных, мисс. Заставляете себя ждать, хотя прекрасно были осведомлены, что я этого не терплю.
   Должно быть, мужчина решил, что Хотару таким образом набивала себе цену.
   Что он ещё надумал, неизвестно, однако, не дожидаясь оправдательного ответа, обхватил девушку за талию и посадил на уже осёдланную лошадку, которую она видела раньше. Затем передал в руки Стефании поводья. И сам сел в седло статного мышастого жеребца, прямой и уверенный, как если бы ему было чуть больше двадцати лет.
   - Держись крепче, - инструктировал он Хотару, сразу догадавшись об её опыте верховой езды. - Следи за мной и не бойся. Мэри - хорошая кобылка. Она не позволит себе лишнего.
   То ли говорил про лошадь, то ли про какую-то женщину, ставя её в пример.
   Конюшие, двое весёлых ребят, откровенно улыбались, глядя на Хотару и провожая господина и его спутницу, направившихся от дома по дорожке в сторону лесопарковой зоны, окаймлявшей с одной стороны особняк Сеймуров.
   Граф ехал впереди, опустив поводья и дав волю коню, но то и дело бросал взгляды на Хотару, чтобы убедиться, что у неё всё в порядке.
   - Ты, вроде бы, хотела о чём-то поговорить?
   От его взгляда не укрылась та напряжённость, которая сковывала тело девушки. Он был достаточно проницателен и опытен, чтобы понять, что дело вовсе не в неумении обращаться с лошадьми и держаться в седле.
   - Снова поцапались с дочерью? - наугад предположил он.
   Хотя кулон матери на груди Хотару свидетельствовал об обратном, в связи с Сарин ничего нельзя было исключать.

0

3

Когда Стефания показала, наконец, свой маленький симпатичный носик на конюшне, хозяин поместья, явно не страдая от избытка ангельского терпения, время от времени щёлкал рукояткой плети по голенищу своего чёрного кавалерийского сапога. Стеф мысленно представила, как эта плеть столь же стремительно и неумолимо опускается на её заголённые, скажем, по случаю жестокой порки ягодицы - и содрогнулась.
   Лорд Сеймур не преминул заметить, что девушка, похоже, уже успела перенять манеры и привычки высшего сословия, коль скоро уже сейчас начинает опаздывать, заставляя ждать себя. Хотару промолчала, лишь виновато опустила глаза, не зная наверняка, как следует правильно изобразить раскаяние, чтобы ненароком не выйти за рамки возложенной на неё нелёгкой роли “госпожи”.
   Неожиданно милорд по-хозяйски обхватил её за талию и усадил в седло предназначенной для неё лошадки, а затем передал девушке поводья. Усевшись верхом на серебристо-серого в крапинку коня и словно сбросив с плеч лет двадцать как минимум, граф принялся инструктировать “новенькую”, чтобы держалась крепче, следовала за ним и не боялась, уверив девушку, что Мэри не позволит себе лишнего.
   Смутившись и мило покраснев при слове “кобылка”, Хотару молча кивнула, поспешив, с присущим её нации старанием выполнить все рекомендации своего нового хозяина.
   Зорко наблюдая за своей подопечной, хозяин поместья внезапно спросил, что, похоже, юная мисс желает о чём-то с ним поговорить.
   - Да, господин граф, - кивнула японка. - Я могу попросить у Вашей Светлости нотариально заверенную копию договора? Плётка в Ваших руках выглядит более, чем убедительно, а я, с моей девичьей памятью, уже не помню добрую половину текста, - притворно-жалобным тоном перевела всё в шутку юная амазонка, хотя по её непроницаемым угольно-чёрным очам невозможно было сказать наверняка, шутит девушка, или же говорит всерьёз.
   Милорд граф резонно предположил, что девицы, - Сарин и Стефания, - могли поцапаться между собой. Хотару отрицательно замотала головой.
   - Леди Сарин очень добра ко мне, - дипломатично уклонилась от прямого ответа юная азиатка, бережно прижимая бесценный кулон к своей груди. Девушка уже вполне освоилась с новым для себя способом передвижения и уверенно держалась в седле, предоставив лошадке катать её, Хотару, в меру собственного разумения. Для юной особы, лихо водившей мотоцикл по, мягко говоря, малопригодной для этого местности, азы верховой езды не были чем-то особо сложным.
   - У Вас прекрасные лошади, господин граф, - не скрывая своего искреннего восхищения, промолвила бывшая разведчица, когда пауза в их разговоре стала затягиваться. - Я раньше никогда не видела столь красивых коней, даже на картинках, - с простодушным восторгом прибавила она.
   Однако, вспомнив о подруге, мисс Арисака вновь ощутила беспокойство.
   “Договорится ли моя леди со Стефаном? И если да, то какие условия он поставит? И главное, сумеет ли Лиза-сан убедить господина графа добровольно отдать свою новую собственность мажордому?”, - напряжённо думала Хотару-Стефания-Ооками, не забывая следить за дорогой.

0

4

Хотару Арисака. Нет, Стефания Сеймур. Она изо всех сил старалась являть собой образец послушания. Но при  этом почему-то покраснела при упоминании Мэри. Граф усмехнулся.
   Приятно знать, что он не обманулся в своих ощущениях. С самым её появлением он понял, что теперь будет не скучно. И прежде в его жизни появлялись женщины, искавшие благосклонности лорда Сеймура, но все они походили друг на дружку и представляли собой один большой штамп на британскую леди. Эта девочка, ничего не смыслившая в жизни благородных, была настоящей жемчужиной, требующей огранки и достойного положения.
   “Впрочем, она далеко не так проста, как хочет казаться. И разговор о копии с договора завела не из праздного любопытства. Хотя мысль о нём явно подброшена ей извне. Иначе, почему раньше не потребовала её? Из страха? А сейчас вдруг набралась смелости и осознала всю важность подписанного документа? Вот уж вряд ли.”.
   Граф тронул поводья и поравнялся со Стефанией, чтобы иметь возможность видеть её, и то, какую реакцию не неё произведут его слова.
   - Всё же Лиза в некоторых вещах практичнее и сообразительнее тебя, - произнёс граф с какой-то затаённой, хищной ленцой в голосе. - Как отец, я испытываю гордость, но, как покровитель, разочарован. Ты должна была подумать об этом раньше. Да и зачем забивать такую хорошенькую головку всякими документами.
   Он вытянул руку в сторону японки и погладил её по волосам, будто любовницу или невесту. В его жесте было мало от холодного покровителя, каким он пытался казаться. Или изображал перед ней.
   Дипломатичный ответ Стефании о Сарин лишь подтвердил догадку о том, что идея попросить копию договора принадлежала дочери. Граф улыбнулся и ничего не сказал.
   Он заметил, что Хотару начала потихоньку приноравливаться к верховой езде. Держалась и чувствовала себя гораздо увереннее, чем в начале поездки. Да и прогулка начала приносить ей удовольствие. Завтра, или даже уже сегодня, бёдра будут сильно болеть, но без этого никак. Любое удовольствие оплачивается болью.
   Он кивнул на высказанный Стефанией комплимент по поводу лошадей и, оценив её искренность, немало польщённый, ответил:
   - Лошади - это моя страсть. Особенно молодые и ещё необъезженные…
   Завидев впереди знакомую поляну, граф остановил коня, спешился и остановил лошадку спутницы, помогая ей спуститься на землю.
   - Немного пройдёмся пешком, - сказал он. - Вам полезно размять ноги.
   Некоторое время они шли в молчании, ведя в поводу лошадей.
   - А что ты видела? - вдруг спросил граф, снова останавливая Стефанию и почти оттесняя её к стволу старой сосны. - Есть хоть что-то счастливое в твоём прошлом?
   Он свободной рукой взял её за лицо, приподнимая его и поцеловал в губы.

0

5

Граф усмехнулся. Тронув поводья и поравнявшись со своей спутницей, мужчина вскользь заметил, что Лиза практичнее и сообразительнее своей компаньонки в некоторых вопросах, и в его голосе прозвучали едва заметные хищные нотки. Стефания напряглась.
   Милорд сообщил, что разочарован своей ручной “одиннадцатой”, поскольку та не озаботилась получением столь важной для неё копии чуть ранее, да и вообще негоже забивать мыслями о всяких там документах столь хорошенькую головку.
   Вытянув руку в сторону спутницы, лорд Сеймур погладил её по волосам, точно любовницу. Хотару вспыхнула и, отвечая на неожиданную ласку, чуть склонила голову, повинуясь руке хозяина.
   - Меня подвела излишняя самоуверенность, - убито созналась вчерашняя повстанка. - Для бывшего командира разведывательно-диверсионной группы не суметь, в случае необходимости, выкрасть документ, чтобы снять с него копию, а затем столь же незаметно вернуть на место - пример вопиющего непрофессионализма. Однако леди Элизабет отговорила меня от подобных действий.
   Кивнув в ответ на похвалу его коняшкам, хозяин поместья не без гордости заметил, что лошади - его страсть, особенно, если они ещё не объезжены. Хотару оценила двусмысленность этой фразы и вновь покраснела.
   Когда прямо по курсу показалась большая поляна, аристократ остановил своего коня, а затем, спешившись, помог спуститься на землю своей спутнице, заявив, что дальше они пойдут пешком - юной особе будет полезно размять ноги.
   В течение некоторого времени они шли пешком, ведя коней в поводу.
   Остановив свою спутницу и почти прижав её спиной к стволу старой сосны, граф Сеймур спросил, было ли в жизни Стефании что-нибудь счастливое.
   - Боюсь, что Вам не понравится мой ответ, милорд, - вновь опустив очи долу, тихо произнесла юная азиатка. - Самые счастливые воспоминания в жизни связаны с моей работой оружейником в отряде Танаки. Оружие - это моя страсть, - слегка перефразировала черноокая амазонка слова графа. - Когда повреждённый, сломанный “ствол” получает вторую жизнь, и ты держишь его на руках, словно собственного ребёнка… Однажды я почти три недели мучилась, восстанавливая старую “Арисаку тип тридцать восемь” - японскую винтовку образца 1905 года, созданием которой много лет назад руководил мой предок Арисака Нариаке… - с гордостью закончила девушка свой короткий рассказ.
   Граф приподнял её лицо свободной рукой и подарил девушке поцелуй в губы. Хотару ощутила, как земля стала уходить из-под её ног. Ещё немного - и о свадьбе с дворецким, а следовательно, и о благосклонности леди Лизы, можно будет забыть. И всё же…
   - Простите мою дерзость, милорд, - взволнованно и горячо взмолилась девушка. Отчаяние придало японке смелости и сил. - Да, я подписала себя в Ваше полное распоряжение, но прошу, не лишайте меня невинности! Умоляю, не отнимайте у меня надежды на белое подвенечное платье! Я готова служить Вам верой и правдой, хоть в качестве скромной, послушной служанки, хоть хладнокровно лишая жизни Ваших врагов, - только не заставляйте меня расстаться с надеждой выйти замуж и родить ребёнка. Кто меня после этого замуж возьмёт?...
   При этих словах Стефания Сеймур, бывший командир разведывательно-диверсионной группы и, волею случая, и.о. британской леди, расплакалась, словно шестилетняя девочка, горько и безутешно, доверчиво уткнувшись лицом в мужественную грудь господина графа.

Отредактировано Arisaka Hotaru (2020-05-02 19:39:59)

0

6

Крошка Стефания была такой чувствительной, что сложно представить, как вообще она могла работать телохранительницей, или, тем более, состоять в террористической группировке “одиннадцатых”. Граф понадеялся, что её чувственность находится на столь же высоком уровне. Почти забытое им ощущение радости и чего-то невероятно восхитительного наполнило его и влекло к японке.
   Мать Сарин обладала тем же даром.
   Признавшись в своей самоуверенности, Стефания повинилась перед господином в профессиональной несостоятельности. И снова покраснела. Графу нравилось, как она это делала.
   Он предвкушал, что же будет дальше. Как отнесётся к нему Стефания, если он позволит себе шагнуть дальше, чем то дозволяется приличиями.
   В своём намерении граф оправдывал себя тем, что поступал так по обоюдному согласию. Ведь Арисака Хотару сама, по собственной воле, подписала себя в полное его владение. Может, неуклюжая попытка выторговать у него копию договора была не только идеей Сарин, но и скрытным желанием маленькой японки пойти на попятную. Но уже слишком поздно. Она сделала выбор, и пора за него платить.
   А девушка, между тем, похожая на запутавшуюся в паучьих тенётах бабочку, прижатая к стволу дерева, скромно потупив глаза, поведала господину о своей страсти к оружию, замолчав, когда сам он замкнул ей уста поцелуем.
   - Сожалею, красавица, - с усмешкой сказал граф, видя её смятение и страх, - но об оружейке тебе придётся забыть. То что прописано в договоре, не учитывает работу оружейником… Да и других забот у тебя теперь будет много.
   Он серьёзно думал, что Стефания начнёт умолять его дозволить ей эту малость. Однако, попросила она вовсе не о том.
   Лорд Сеймур даже вскинул брови от удивления, услышав взволнованное и очень эмоциональное обращение японки. Рука, которая взяла один из её локонов и поднесла к лицу чтобы понюхать, замерла. Стефания умоляла не лишать её надежды на счастливое замужество и возможность иметь семью; горячо, настойчиво.
   А как только закончила, расплакалась и уткнулась ему в грудь лицом.
   Было в этом жесте столько детской непосредственности и чистоты, что граф даже, в какой-то мере, проникся к ней сочувствием.
   Но он был чистокровным британцем, и, как британец, никогда не упускал собственной выгоды.
   - А почему ты так уверена, что я не выдам тебя замуж? - задал провокационный вопрос граф. - Всё зависит от тебя самой.
   Он отпустил волосы Стефании.
   - Мужа я тебе выберу по своему усмотрению, когда сочту нужным.

0

7

Граф усмехнулся, услышав про столь необычные для девушки предпочтения своей новой живой игрушки, однако не преминул сообщить, что об оружии и оружейном деле юной мисс придётся забыть - договор есть договор. И вообще, как насчёт других забот, что ей вскоре предстоят?
   Стефания, не ожидавшая от хозяина поместья иного ответа, лишь молча кивнула, занятая мыслями про “другие заботы”, которые пообещал ей граф, причём в больших количествах - британские аристократы иногда позволяли себе быть своеобразно щедрыми.
   Вскинув вверх брови от удивления, милорд молча выслушал горячую и несколько наивную речь своей маленькой спутницы про замужество. Его рука, прикоснувшаяся было к волосам девушки, замерла. Однако же, стряхнув с себя колдовское наваждение, граф не без скрытого ехидства поинтересовался, отчего же его новая собственность, столь неожиданно заведшаяся в поместье, может быть так уверена, что её мечтам о счастливом замужестве никогда не суждено осуществиться.
   - Милорд, я ничуть не сомневаюсь, что в вашей власти убедить кого-либо из ваших вассалов на брак со мной, - сквозь слёзы убеждённо проговорила девушка. - Другое дело, что после свадьбы, обнаружив, что ему досталась не девственница, муж станет презирать меня… - горько всхлипнула она.
   - Я два года прятала своё девичье естество под личиной парня, чтобы не лишиться невинности, поскольку втайне ещё продолжала надеяться на счастливый брак, - взволнованно и горячо поведала вчерашняя повстанка. - И теперь готова на всё, чтобы сохранить эту надежду…
   Отпустив волосы своей ручной красотки, владетель поместья Сеймур веско прибавил, что подберёт для своей подопечной мужа - по своему усмотрению, и тогда, когда посчитает это необходимым.
   - Вы так добры ко мне, милорд… - Хотару перестала всхлипывать, и, подняв заплаканные глаза, с надеждой посмотрела снизу вверх в лицо своего хозяина.
   Осторожно высвободившись из рук хозяина поместья, Хотару мягко опустилась на колени перед хозяином и нежно, если не сказать, бережно обвила руками бёдра мужчины. Её красивое, заплаканное лицо при этом оказалось буквально в паре сантиметров от причинного места сиятельного британского аристократа. Японка, не к месту вспомнив “горячие” кинокадры, тотчас же залилась пунцовой краской жгучего стыда, запоздало сообразив, что именно “это место” лет девятнадцать назад подарило жизнь её Лизе.
   - Умоляю вас… - вновь тихо попросила она.

0

8

Граф вздохнул, испытывая непривычную неловкость от положения, в котором оказался. Маленькая чертовка продолжала соблазнять его с невинностью профессиональной кокетки, осознанно или неосознанно. У него было сильное желание схватить её в охапку, так, чтобы услышать испуганный девичий писк, и унести в дом, сделав женой, любовницей или наложницей. Прежняя воительница не особо сопротивлялась. Точнее, не сопротивлялась вовсе, а лишь униженно молила “господина графа” пощадить её девичью честь. Ради этого даже встала на колени, отчего у лорда Сеймура вспыхнула и быстрее побежала по венам кровь.
   Стефания - Хотару возбудила в его сердце чувства подзабытой юности. Тогда он не отличался сдержанностью. Да и сейчас, под действием чар японки, уже не хотел себя сдерживать.
   Отдать её? Кому-то? Да ни за что!
   Граф был уверен, что никому и ни за что не позволит и пальцем коснуться  его неожиданного и ценного приобретения.
   Подняв Хотару с колен и оправив ворот её одеяния, мужчина постарался взять себя в руки в океане обуревающих его страстей, чтобы ответить на мольбы девушки.
   - А ведь ты сама меня провоцируешь, разве нет, красавица? - по-лисьи прищурившись, спросил граф.
   Он снова погладил девушку по голове. К чисто мужскому желанию обладания добавилось покровительственное отношение взрослого к ребёнку.
   - Ты хочешь, чтобы я вёл себя достойно и аккуратно, но при этом ведёшь себя… неосмотрительно.
   Он замолчал на минуту и продолжил:
   - Нет, я не собираюсь тебя никому отдавать. Ты забыла договор? Что ж, я тебе его напомню. И, если тебе так уж нужна копия его, я тебе её предоставлю.
   Тут граф сделал то, что уже давно хотел - подхватил Хотару на руки и понёс к своей лошади. Пусть конюшие думают, что хотят - что Хотару по неумелости упала или подвернула ногу, когда спускалась. На самом деле граф просто не желал отпускать её из своих объятий.
   - Поедем домой. Тебя заждались ванна и постель. Должно быть, всё готово к нашему возвращению.
   Граф подсадил Хотару в седло, сел сам и властно обхватил девушку за талию. После чего направил лошадку в обратный путь к поместью. Оставшаяся потрусила следом.

0

9

Аристократ, властно подняв с колен свою маленькую азиатскую фею и даже заботливо поправив воротник её одежды,  поинтересовался, хитро прищурившись, не занимается ли его протеже провоцированием своего господина и покровителя.
   - Я… не умею себя вести в присутствии мужчины, - вспыхнула краской стыда Хотару. - Я вступила в ряды повстанцев, будучи подростком, и не обращала тогда внимания на подобные вещи. К тому же, я пришла к ним в одежде и под именем погибшего брата, и ко мне относились соответственно. А теперь… Я просто ещё не успела научиться себя вести в британском высшем обществе.
   Мужчина ласково погладил Стефанию по голове и добавил, что, желая, чтобы её хозяин вёл себя аккуратно и достойно, его живая игрушка, тем не менее, позволяет себе изрядную неосмотрительность.
   - Если Стефания заслуживает вашего наказания, господин, - она готова его понести, - виновато и вместе с тем лукаво потупилась экс-разведчица.
   С минуту помолчав, хозяин поместья продолжил, что отнюдь не намерен отдавать свою подопечную кому бы то ни было. Ведь подписан договор… копия которого, если юная мисс того желает, будет ей предоставлена.
   - Всецело полагаюсь на Вашу добрую волю, милорд, - вновь подала голос Стеф. - И буду очень признательна за копию договора.
   Девушка тихо и коротко взвизгнула, когда сильные мужские руки подняли её юное тело в воздух и, граф, словно невесомую игрушку, понёс свою драгоценную живую ношу к своей лошади.
   Японка поняла, что игры закончились. Тем более, что милорд объявил, что прогулка закончена, а его спутницу уже ожидают ванна и постель.
   Граф Сеймур усадил красотку в своё седло, сел сам и по-хозяйски властно обхватил девицу за талию, направив коня в обратный путь. Мэри потрусила следом за ними.
   - Мой господин, коль скоро вы удостоили меня такого внимания, - нарушила затянувшееся было молчание девушка. - Позвольте попросить вас об одном небольшом одолжении. Надеюсь, милорд, это не противоречит условиям нашего контракта? - лукаво прищурив глазки, нежно проворковала азиатская красотка. - Поскольку Вы никому не намерены меня отдать, и речь зашла про постель, прошу, прежде, чем я разделю с Вами ложе, надеть на меня настоящий собачий ошейник, - японка говорила взволнованно и быстро, справедливо опасаясь, что собеседник, наскучив чудачествами своей экзотической содержанки, перебьёт её речь каким-нибудь не слишком джентльменским замечанием.
   - Знаю, моя просьба показалась Вам странной. Я постараюсь всё объяснить. Вы… небезразличны мне… - тихим шёпотом призналась девушка, доверчиво прижимаясь к широкой груди мужчины. - Но вы британец, а я - “одиннадцатая”. К сожалению, наши народы продолжают враждовать. И поэтому свою часть договора я могу выполнить лишь по-минимуму, формально, предоставив в Ваше полное распоряжение только своё тело. А я очень хочу подарить Вам свою любовь и свою душу. Как “одиннадцатая”, я не вправе этого сделать. Но, став Вашей верной собакой, я смогу позволить себе полюбить Вас. Какой с собаки спрос? Поэтому, прошу, наденьте на меня ошейник, - девушка, извернувшись в седле, посмотрела в глаза своему спутнику, и в её красивых угольно-чёрных очах светились надежда и мольба.

0

10

Подумать только - всего день, и в жизни лорда Сеймура многое изменилось, да так, что теперь, даже захоти он повернуть назад, то не смог бы. Девчонка, неграмотная в светских интригах, загнала его в угол, словно настоящая светская львица. Как бы он не поступил сейчас, придётся выбирать так или иначе и нести полную ответственность за свой выбор.
   Граф знал, что благороднее и, может, даже разумнее было бы выдать Хотару за какого-нибудь слугу или мажордома, но не допустить вхождение Стефании в аристократическое сообщество. То, что бывшая повстанка получила его фамилию, вовсе не означало, что она может претендовать на какие-то особые блага и, тем более, права. Однако хотел он совершенно иного.
   - Хочешь научиться? - уточнил он. - Пока что ты не сделала ничего, чтобы тебя наказывать…  Но это вопрос времени. Так что будь осторожна.
   Они уже почти вернулись к особняку. От того места, где они переходили маленький каменный мост, были хорошо видны конюшни.
   Хотару по-кошачьи уютно, насколько позволяли условия, устроилась в объятиях мужчины, как будто намеренно продолжая провоцировать его.
   “Нет, ни за что я тебя никому не отдам. Не умоляй и не строй глазки”.
   А потом граф удивился свыше всякой меры, услышав новую просьбу девушки. Если первую он мог предугадать, то эту - никоим образом.
   Остановив коня немного не доезжая до конюшни, граф спустился на землю и спустил следом спутницу.
   Он не спешил отвечать, хотя ответ напрашивался сам собой. Японка красочно и доходчиво объяснила, что к чему. Ответить ей отказом означало подвергнуть её и себя риску.
   “Ох, уж эти азиаты! Они такие формалисты”.
   А сам улыбнулся напоказ, ведя спутницу в свои покои. Не в её, а в свои. Пусть думает, что они ещё не готовы. Или просто о чём-нибудь думает. Ему всё равно.
   - Будет тебе ошейник, моя дорогая собачка, - сказал он мягко. - Крепкий, кожаный с шипами, фиксируемый.
   “Можно и браслеты в тон организовать”.
   - Но если я захочу вывести тебя в свет, то, не взыщи, ошейник придётся на время поменять на более гламурный. Иначе меня не поймут. Будешь держать себя, как настоящая леди, а не рабыня.
   Граф открыл дверь, пропуская девушку внутрь. Слуги уже принесли сюда блюда с ягодами и фруктами, и пару бутылок шампанского в ведёрке со льдом. Кругом в комнате стояли высокие вазоны с живыми, пышными цветами. Раньше их тут не было.
   - Но ты, в любом случае, останешься собственностью семьи Сеймур, согласно нашему договору.
   Граф дождался, когда Стефания войдёт. Затем зашёл сам и закрыл за собой двери.

0

11

18+
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

12

18+
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

13

18+
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

14

18+
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

15

18+
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

16

18+
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

17

18+
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

18

18+
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

19

18+
Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » Зона 11 » 37 квест. Копия договора.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC