Code Geass: Castling

Объявление









Информация для гостей:

Теперь любой гость может попробовать свои силы в игре. Для вас открыт Бал-маскарад. Надевайте маску, представляйтесь кем хотите (в рамках фэндома, конечно) и - в путь.
Информация для Таинственной Маски




Рейтинг игры: + 18.


В игру очень нужны СиСи, Наннали и Корнеллия. Обещаем любить и холить. ♥

Администраторы:

Saery Twane


Друзья форума:

бесплатных фотохостинг SEOULITE

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » Зона 11 » 29 квест. Идущий по следу.


29 квест. Идущий по следу.

Сообщений 61 страница 74 из 74

1

http://sd.uploads.ru/t/eMJIf.jpg

Сарин, высмотрев в окне здания студенческого совета, свою подругу Хотару, беседующую с уже знакомым ей юношей, о котором бывшая повстанка рассказывала, как о своём соратнике, сильно взволновалась. Она о многом успела подумать, а потому, оставив незаконченный разговор с президентом, бросилась во двор Академии.


Порядок отписи:
Sarin Saymour, Arisaka Hotaru

Погода и время:
День. На улице тепло, безветренно, по небу изредка пробегают облака.
Температура +25.

0

61

После того, как документы были оформлены и, следовательно, все необходимые формальности соблюдены, хозяин властно взял Стефанию за руку и повёл за собой. Леди Стефания старательно семенила следом за графом, свободной рукой целомудренно придерживая подол своего платья. Знакомые коридоры сменились незнакомыми и вскоре чуткий, натренированный слух бывшей разведчицы уловил вполне явственно различимый лай собак, человеческие голоса и ржание коней.
   Граф, пропуская её вперёд, сообщил, что перед нею конюшня и псарня. Девушка молча кивнула, опустив ресницы. Сейчас она играла роль “Леди”, стало быть, ей не пристало откликаться на каждое слово своего спутника кротким “мой господин”, тем более, прилюдно.
   Рассмеявшись, милорд добавил, что вознамерился ознакомить свою даму с поместьем, выразив надежду, что юная леди выучится ездить верхом и они вместе обязательно покатаются на лошадках по окрестностям. Здесь весьма красиво, особенно весной, во время цветения сакуры.
  - Это было бы замечательно, милорд, - мило улыбнувшись, сообщила японка. - Надеюсь, вы позволите обращаться к вам подобным образом, пока я играю роль “Леди”?
   О, она прекрасно знала, как цветёт сакура…
   Велев своей новой подружке пойти к мисс Элизабет на предмет переодевания для верховой езды, граф остановился чтобы погладить коня мышастой масти, которого под уздцы выводил конюх.
   “А в вечерних “скачках”, похоже, будет участвовать лошадка по кличке Стефания?” - подумала сообразительная “лошадь”, однако промолчала.
   Рядом с графом она действительно походила на породистую лошадку - такая же стройная, ухоженная, вышколенная. И точно также под личиной внешней невозмутимости легко угадывалась горячая кровь и неукротимый норов.
   Милорд повёл свою ручную японочку дальше. Теперь девушка ступала мягко и плавно, изо всех сил стараясь не уронить престижа своей новой фамилии.
   Она увидела комнаты слуг, кухню, столовую, гостиную и громадную ванну, оборудованную по последнему слову техники.
   Аристократ оставил свою спутницу возле ванны, напутствовав юную мисс Сеймур распоряжением, чтобы, переодевшись, юная леди поспешила на конюшню, пообещав, что покажет её комнату позже.
   “Находясь в помещениях для прислуги, практически невозможно бороться с соперницами, - размышляла Стеф. - Следовательно, я сделаю всё возможное, чтобы подольше оставаться в положении леди...”.
   Она уже не хотела, да и не могла уступить никому “своего” графа. Стефанию не интересовали ни деньги, ни роскошь, ни даже графский титул. Она будет всеми силами бороться за свою любовь.
   Разыскав комнату подруги, молодая фаворитка графа негромко, но настойчиво постучала в дверь.
   - Госпожа, милорд граф нарёк меня Стефанией, - сообщила она закрытой двери. -  И приказал, чтобы я была переодета для верховой езды. Прошу Вас помочь мне, - тихо, но твёрдо произнесла Стеф, на всякий случай старательно пряча глаза.

0

62

Сарин уже ждала её у себя в комнате. Горничная рассказала ей всё, что удалось услышать и подсмотреть.
   Её сердце горело от переизбытка сильных чувств. Обида и стыд равно грызли её до тех пор, как появилась Хотару.
   К этому времени Сарин уже определилась как вести себя с новой госпожой (или испытанием, назначенным ей отцом). Она ждала бывшую повстанку в длинном жёлтом платье восточного покроя, чем-то похожем на халат или японское кимоно. Волосы были распущены и закинуты за спину. В руке Сарин сжимала массивный керамический гребень с нарисованными на нём двумя восточными драконами.
   Почему-то вид Хотару разозлил юную графиню Сеймур. Она надменно вскинула голову, рукой указав горничной на дверь. Служанка немедленно выполнила её пожелание, покинув комнату, где, как она считала, в скором времени должна была разыграться буря.
   Она почти угадала. Пока что Сарин владела собой, прекрасно отдавая себе отчёт что сейчас лорд Сеймур не может проследить и проконтролировать, чем занята его дочь, так что смена ролей откладывалась на неопределённое время.
   - Тебе понравилось? - медленно, почти по слогам, приветствовала Сарин недавнюю подругу и уточнила на всякий случай: - Понравилось быть госпожой?
   Заглянуть в сердце Хотару и увидеть те переживания, которые испытывала японка, Сарин не могла, но она отчего-то пребывала в полной уверенности, будто затянувшаяся игра по душе новой Стефании Сеймур.
   Сарин ногой подвинула в центр комнаты деревянный стул с высокой спинкой - сейчас напомнивший пыточное сидение, только без колодок или стягивающих ремней.
   - Садись! - повелительно приказала юная леди Сеймур, сразу расставляя всё по своим местам - кто госпожа, а кто служанка.
   - Не думай, я ни в коем разе не забыла о том, что обязана тебе жизнью, - холодно и властно заявила Сарин. Как только Хотару оказалась на стуле, она взяла её волосы в свои и принялась расчёсывать гребнем.
  - … но глупая игра, в которой, каюсь, я сама отчасти виновата, затянулась. Я не думала, что всё зайдёт так далеко.
   Сарин погладила Хотару по голове, как будто случайно и близко-близко наклонилась к её уху.
   - Я поговорю с отцом. Я заварила кашу, мне и расхлёбывать…
   Она сделала большую, эффектную паузу.
   - Но мне вот интересно, почему ты так легко согласилась со всем, что решил отец?
   Пальцы сильнее ухватились за прядь чёрных волос.
   - Ты ведь не планировала стать аристократкой за счёт увлечения моего отца? Так делают, обычно, свадебные аферистки. Но ведь ты не такая?

0

63

Ждать пришлось недолго. Леди Сарин, заблаговременно выставив из своей комнаты горничную, встретила свою служанку, на неопределённый срок назначенную ей непреклонным отцом в качестве госпожи. Встретила, облачённая в длинное жёлтое платье восточного фасона, с откинутыми за спину распущенными угольно-чёрными волосами, сжимая в руке тяжёлый керамический гребень с двумя нарисованными на нём драконами. Хотару невольно залюбовалась ею.
   Дочь лорда медленно, почти что по слогам, спросила свою подопечную, понравилось ли той быть “госпожой”.
   Стефания отрицательно помотала головой. Ей действительно не нравилась роль “госпожи”.
   - Садись! - повелительным тоном приказала молодая хозяйка поместья, подвинув ногой к центру комнаты снабжённый высокой спинкой деревянный стул. Стефания незамедлительно повиновалась.
   Взяв волосы недавней подруги в свои руки, Сарин-сан принялась расчёсывать их гребнем, по ходу сего действа сообщив, что глупая игра в “служанку-госпожу”, не без её, Сарин, участия, уже затянулась. Всё зашло слишком далеко.
   Графиня непринуждённо погладила голову своей подопечной и, наклонившись практически к самому уху начинающей содержанки, доверительно сообщила, что поговорит со своим отцом на предмет расхлёбывания получившейся “каши”. Сделав эффектную паузу, девушка прибавила, что ей весьма интересно узнать, отчего её подопечная так легко согласилась с решением лорда-отца.
   - Простите, госпожа, мне не следовало высовываться, - виновато опустила глаза живая игрушка графа. - Я, как могла и умела, пыталась урегулировать ситуацию, не зная практически ничего ни о характере господина графа, ни то, какие меры воздействия он готов применить в связи с ситуацией со вчерашним похищением - к вам и ко мне...
   Молодая леди Сеймур, ухватив посильнее свою новую служанку за прядь волос, поинтересовалась, не планировала ли, случаем, Стеф, при помощи ловкой брачной интрижки разом повысить свой социальный статус ну, скажем, до аристократки с титулом графини? Она, Хотару-Стефания, ведь не такая?
   - Стать аристократкой? - с едва заметным удивлением переспросила бывшая разведчица. Признаваться в любви и верности, кстати сказать, совершенно искренней, своей госпоже сейчас было бессмысленно, поэтому бывшая повстанка решила приоткрыть другую, не самую возвышенную часть своей натуры - люди, как правило, гораздо охотнее верят собеседнику, когда известно, в чём состоит его интерес, нежели в самые альтруистические намерения. - Госпожа, я пока что сама себе не враг. Быть может, для вас и других высокорожденных леди это и приятно. Но для таких, как я - смертельно опасно. Высший свет “Зоны 11” кишит контрразведчиками - люди Зеро ведут с Британской Империей настоящую войну, и, судя по масштабу их успехов, получают информацию из самых высокопоставленных источников. Появление в высшем свете “Поселения Токио” неизвестно, откуда взявшейся новой графини с тёмным прошлым и внешностью уроженки Архипелага вызовет вполне уместные вопросы. А они умеют задавать вопросы. И, поверьте, всегда получают на них ответы. Я не настолько меркантильна и тщеславна, чтобы ради звучного титула или богатства загибаться после побоев и пыток на холодном бетонном полу в их застенке. Оттуда не возвращаются… - последнюю фразу девушка произнесла почти шёпотом.
   Переведя дыхание, Стефания тихо спросила:
   - Госпожа, а ваш дворецкий женат? Кажется, я ему понравилась… Если бы я могла стать его законной женой, то большего мне и не надо… - мечтательно протянула японочка.

Отредактировано Arisaka Hotaru (2020-02-25 17:43:45)

0

64

Хотару как-то сразу притихла, очутившись во владениях мисс Сеймур. Стала похожа на маленькую одомашненную сурикату,  бдительно держащую нос “по ветру”. На провокационный вопрос молодой леди она с большой готовностью замотала отрицательно головой, как будто говоря: “нет, как вы могли заподозрить меня в такой корысти?!”.
   Приказанию сесть на подставленный стул она, тем не менее, последовала незамедлительно, не артачась и полностью отдаваясь во власть юной графини.
   Сарин закусила губу. Она чувствовала к недавней подруге столько же жалости, сколько и гнева. В ней боролись два желания: приласкать и помучать.
   При этом Сарин прекрасно понимала, что Хотару попала в почти безвыходную ситуацию, о чём японка не преминула заметить в ответ на укор, что согласие с решением лорда было слишком лёгким.
   Хотару как будто с удивлением повторила за Сарин выдвинутую той версию послушания. Она принялась оправдываться, приводя доводы, которые, в другой ситуации, может, имели бы силу, но сейчас, в глазах Сарин, звучали пустыми попытками оправдать собственное корыстолюбие.
   - Я посылала служанку посмотреть и послушать, что вы будете делать вместе с моим отцом, - проинформировала Сарин, дождавшись, когда японка закончит свою оправдательную речь. - Должна предупредить, что с сего момента за тобой будут постоянно наблюдать - и не только я. Все двадцать четыре часа в сутки, везде, куда бы ты ни пошла, что бы ни задумала, что бы ни делала. Я всегда буду в курсе происходящего. Остальные тоже. Жизнь твоя станет достоянием общественности… госпожа.
   Сарин отпустила Хотару, давая ей возможность обдумать всё спокойно, без давления на нервы.
   - Твои бывшие знакомцы. И Зеро, наверняка, узнают, кто ты и где ты, но их это не будет волновать - потому, что ты не будешь представлять для них ценности. А если даже захотят похитить или убить, ты будешь под защитой Британской империи, под охраной семьи Сеймур. Такая шкурка не стоит выделки.
   Хотару боялась. Явно боялась, что совершила непоправимую оплошность и попыталась всячески сгладить последствия своего решения. Она сама заговорила о дворецком, спросив, не женат ли он.
   - Какая разница? - небрежно отмахнулась Сарин. Леди хорошо знала людей своего круга.
   Брак не станет преградой, если граф “положил глаз” на телохранительницу его дочери. Так или иначе, он завладеет ей. А там… может появиться наследник, о котором всегда мечтал граф Сеймур. Тогда, по сути, фиктивный брак аннулируется и Хотару возвысится до уровня господина, чтобы ребёнок получил права и фамилию.
   - Ты уже подписала договор. Так что тебе придётся расхлёбывать проблемы самостоятельно. Тебе следует бояться британцев чистокровной породы из высшего света, а отнюдь не контрразведчиков. И привыкать к роли графской “лошадки”… Похоже, именно так мой отец оценил тебя.
   Сарин зашла вперёд перед глазами Хотару и пальцами подхватила бархотку на её шее.
   - Зачем он послал тебя ко мне? За новой “сбруей”, разве не так? А потом поведёт выгуливать…
   В словах девушки прозвучали жалость и горечь.

0

65

Леди Сеймур, выслушав доводы своей живой куклы, сообщила в ответ, что посылала служанку с целью сбора информации о том, что произошло между Стефанией и лордом-отцом, сообщив также, что жизнь “госпожи” отныне станет достоянием общественности.
   Хотару молчала, тщательно обдумывая свои дальнейшие слова и действия.
   Молодая графиня отпустила, наконец, свою служанку, попутно прочитав ей краткую лекцию о Танаке и Зеро, которые, несомненно, узнают об измене бывшей разведчицы, однако же, вряд ли решатся принять меры в отношении отступницы - не тот расклад и “весовая категория”.
   А услышав про дворецкого, Лиза-сан лишь отмахнулась, небрежно заметив, какая, мол, разница. А затем, напомнив про договор, красавица-индуска с большим знанием дела принялась живописать перед собеседницей все “прелести” существования “графской лошадки”, точнее, наложницы.
   - Да, я подписала договор, - спокойным тоном признала Стефания. - Кстати, одним из основных его пунктов было условие, что я никогда не стану графиней. “Не должна претендовать на роль полноправного члена семьи Сеймур, тем паче, наследницы”, - на память процитировала девушка нужный фрагмент подписанного ею документа.
   Зайдя вперёд и подхватив своими тонкими, цепкими пальцами бархотку на шее своей живой куклы, леди Элизабет с жалостью и горечью в голосе поинтересовалась, зачем лорд-отец прислал к ней “госпожу”. Уж не за новой ли “сбруей”? Чтобы повести “выгуливать”...
   Хотару всё поняла. Лиза-сан боится, что её бывшая подруга станет графиней, а то и, чего доброго, родит мужу наследника или наследницу. Японка резким движением поднялась на ноги и пристально посмотрела в глаза бывшей подруги.
   - Госпожа, вы несправедливы ко мне, - тихо произнесла Стефания. - Прежде, чем я подписала договор с графом, я заключила соглашение с вами. Вы приказали мне во что бы то ни стало понравиться графу, чтобы остаться в поместье. Я предупреждала вас, что могу по неопытности перестараться, однако сделала всё, от меня зависящее, чтобы выполнить ваш приказ. А теперь вы же обвиняете меня в намерении стать брачной аферисткой, вашей соперницей за деньги и власть семьи Сеймур?! Если бы я знала…
   В чёрных, как у большинства её соотечественниц, глазах Хотару полыхало яростное пламя. Резким движением она отпрянула от бывшей подруги.
  - Я… решу сложившуюся проблему самостоятельно, - почти что выкрикнула японка. - Да, две графини Сеймур - это слишком много. При первой же возможности я навсегда исчезну из поместья и из вашей жизни. Граф оставил мне трофейное оружие, а тряпки, в которое оно завёрнуто, на первое время заменят мне одежду. Я изуродую своё лицо до неузнаваемости, назовусь каким угодно именем - опытные бойцы нужны не только Зеро и Танаке.
   Она вынула из сумки, которую по-прежнему держала в руке, свои тряпки, прикидывая, как половчее их пристроить в качестве импровизированного одеяния, а затем решительно принялась расшнуровывать корсет.
   - Платье оставьте себе. А остальные расходы на меня постараюсь оплатить при первой же возможности, - отчеканила воительница, вновь отчаянно сражаясь с непослушным шнурком.

0

66

Правду сказать, Сарин никак не ожидала жёсткого отпора со стороны Хотару. Она, конечно, угадывала её нервное возбуждённое состояние, близкое к срыву, но почему-то не верила, будто японка, с которой она была не так уж давно знакома, может взорваться бурей негодования. Из того, что видела и слышала прежде, Сарин решила, что чувство долга и верность окажутся сильнее всех прочих. Похоже, она ошиблась. Или поняла всё превратно.
   - Никогда не говори “никогда”, - нравоучительным тоном заметила Сарин на доводы Хотару. - Он может и передумать. Я знаю своего отца. Однако, волнует меня не столько это.
   Она не стала уточнять, что волнует на самом деле. Наверное, опасаясь новой вспышки или усиления уже имеющейся.
   К сожалению, отбить следующие доводы было не так просто, как первые, по той простой причине, что они были совершенно справедливы. “Я вас предупреждала”, - прозвучало эхом в голове Сарин.
   Сначала молодая графиня захотела рвануться в бессмысленную полемику, но вовремя сдержалась. За дверью могли также подслушивать их разговор слуги, как шпионили для неё за графом и Хотару.
   - Ты права. Я заигралась. Но и ты переусердствовала, - Сарин вовсе не собиралась даже при таком раскладе брать всю вину на себя.
   - Ты слишком легко соглашаешься со всем, чего от тебя хотят. Надо быть гибче, умнее.
   Так Сарин пыталась остановить надвигающуюся бурю. И не успела.
   Бывшая повстанка выкрикнула, что сама решит проблему, и даже рассказала, как. Умного в решении было мало. Одни эмоции. Сарин осторожно покосилась на чуть скрипнувшую дверь. Знать бы, кто сейчас “греет ушки” у её комнаты…
   - Расходы - последнее, что меня волнует. Если ты сделаешь, как сказала, то тебя, скорей всего, просто убьют.
   Сарин старалась говорить тише и успокаивающе.
   - Надо достать копию договора и внимательно его изучить. Может, есть шанс ещё устроить твою семейную жизнь до того, как он примет необратимый характер.
   Девушка минуту подумала.
   - Ладно. Сейчас поедешь с отцом. Будь милой и любезной. И постарайся под любым предлогом выпросить копию договора. А я подумаю над тем, как быть, если у тебя не получится. Бежать точно не стоит.

0

67

Леди Сеймур, услышав опрометчивое, как ей казалось, заявление своей подопечной, принялась нравоучительным тоном внушать “лошадке”, что, несмотря на всю категоричность пунктов подписанного юной японкой договора, его содержание всегда может быть пересмотрено, сообщив также, что её, Сарин-сан, волнует не столько это.
   Стефания слушала, не перебивая. Она не могла взять в толк, куда клонит её госпожа, поэтому решила не торопить события.
   Мисс Элизабет, явно нехотя признав, что заигралась, тотчас же обвинила свою без-пяти-минут-соперницу в излишнем усердии и том, что её служанка так легко со всем соглашается, не проявляя должного ума и гибкости.
   Японка молча кивнула, соглашаясь с доводами своей хозяйки. Проследив взгляд своей госпожи в сторону чуть скрипнувшей двери и обратив внимание, что леди Сарин-сан стала говорить заметно тише, Хотару почти физически ощутила отсутствие под рукой верного “глока”. Дверь не производила впечатления сколь-либо существенной преграды для пуль - “греющиеся” по ту сторону “ушки” вряд ли уже куда-нибудь убегут.
   Тихим, успокаивающим голосом молодая леди попыталась внушить строптивой Стеф, что расходы - последнее, что её, Сарин-сан сейчас волнует. А при попытке побега Хотару, скорее всего, будет просто убита.
   - Я знаю, - коротко кивнула японка. - Простой подсчёт шансов показывает, что без вариантов.
   Молодая графиня предложила достать копию злополучного договора на предмет его изучения - возможно, ещё остался шанс устроить семейную жизнь вчерашней повстанки до того, как события примут необратимый характер. Стефания слушала её речь несколько отрешённо, однако при упоминании семейной жизни с внезапно вспыхнувшей надеждой быстро посмотрела в глаза своей госпожи.
   Красавица-индуска, подумав с минуту, велела своей “игрушке” быть милой и любезной, когда она поедет с хозяином поместья на конную прогулку, велев под любым предлогом выпросить дубликат злополучного договора, взяв на себя труд подумать над запасным вариантом. И уж точно не стоит бежать.
   Стефания, услышав ответ, успокоилась и даже словно еле заметно обмякла.
   - Я знаю, что бежать глупо, - совсем тихо произнесла японка. - Умирать - ещё глупее. Но и то, и другое всё же предпочтительнее для меня, чем ваша ненависть и презрение...
   - Госпожа вы гораздо лучше меня знаете своего отца, - вновь тихо подала голос Хотару. - Быть может, вы знаете то, что заставило бы его побрезговать мною? Татуировки? Пирсинг? Клеймо? Потеря невинности? Ребёнок от другого мужчины?
   Девушка замолчала, глядя на подругу с со странной смесью отчаяния и робкой, еле заметной надежды в глазах.

0

68

Удивительно, как быстро умеет Хотару менять стиль поведения в зависимости от необходимости. Прагматичность, гибкость, резкость. Она и раньше подмечала за Хотару эти черты характера, но только сейчас они проявились особенно ярко.
   Японка очень быстро, подозрительно быстро согласилась с доводами Сарин, хотя та ожидала упорства, усугубления истерической вспышки.
   На минуту британская леди решила, будто таким образом Хотару просто хочет поскорее отвязаться от госпожи, чтобы потом всё равно попытаться удрать из поместья Сеймуров.
   “Не выйдет”.
   Сарин отошла к трюмо, выдвинула верхний ящик и извлекла из него небольшую коробочку из дерева, которую, при желании, можно было назвать шкатулкой, если бы не снимаемая крышка. Поставив на столешницу трюмо, Сарин открыла коробочку, показывая Хотару её содержимое: различные индийские штучки, приличные и не очень, начиная от специфических украшений и хны в пакетиках и заканчивая какими-то металлическими инструментами жутковатого вида (если не знать их предназначения).
   - Эти вещи вывез мой отец, когда покидал Индию, - сказала Сарин, показывая сокровища по одному. - Если ты думаешь, что пирсинг или татуировки могут оттолкнуть от тебя моего отца, то ты ошибаешься. Он любит экзотику. Вполне возможно, что всё это понадобится тебе в скором времени, раз уж ты так легкомысленно подписала себя во власть ему.
   Высказавшись, Сарин сунулась в платяной шкаф и вытащила комплект одежды для верховой езды: штаны, рубашку и жилетку из плотной тёмно-синей материи, мягкой на ощупь. Всё облегающее, но закрытое, без эротических деталей и намёков.
   - Вот! - Сарин плюхнула комплект на ножки Хотару-Стефании. - Попробуем пока одеть тебя, как мальчика и посмотрим, что будет. А потом, после поездки, сделаем из тебя индианку. Сыграем на контрастах. Переоденься!
   Уходить при этом Сарин никуда не спешила. Как и прогонять любопытные уши, дежурившие за дверью, о чьём присутствии была уже проинформирована.
   Дверь снова чуть-чуть скрипнула, извещая, как напряглись ушки за дверью. Ни Сарин, ни Хотару не могли знать, что, кроме слуг, в число любопытных втиснулся дворецкий, которого японка успела привязать к себе. Разве что Сарин, лучше зная домочадцев, могла предположить.

0

69

Занятая своими мыслями, молодая леди Сеймур подошла к трюмо, и, выдвинув его верхний ящик, достала оттуда загадочного вида деревянную не то шкатулку, не то коробочку. Поставив шкатулку на столешницу трюмо и открыв её, девушка принялась показывать своей “госпоже” - служанке различные экзотические штучки. Там были и пакетики с каким-то рыжим порошком, и весьма специфического вида украшения, порой выходящие за рамки приличия, и даже зловещей формы металлические инструменты.
   Демонстрируя по одному свои сокровища, Лиза сообщила, что все эти вещи её отец привёз из Индии. И, если её строптивая служанка считает, что татуировками и пирсингом возможно свести на нет свою “инвестиционную привлекательность” в глазах графа, то это ошибка. Милорд весьма живо интересуется экзотикой. Не исключено, что всё это очень скоро понадобится её маленькой ручной японочке, коль скоро та имела неосторожность подписать себя во власть хозяину поместья.
   Хотару, как завороженная, смотрела на диковинные предметы, не в силах оторвать взгляд от этих инструментов и украшений, пугающих и желанных одновременно.
   - Госпожа, вы и вправду намерены надеть всё это на меня? - не выдержав, благоговейным шёпотом выдохнула Хотару, когда демонстрация экзотических украшений была завершена.
   А в ответ на речь своей очаровательной хозяйки маленькая азиатка многозначительно покачала головой.
   - Госпожа, я думаю вовсе не о том, как оттолкнуть, или, наоборот, понравиться господину графу, дворецкому или кому-то ещё из персонала поместья, - совсем тихо, почти на пределе слышимости, так, что за дверью уж точно ничего нельзя было уловить из её речи, прошептала японка. - Я хочу служить лишь вам...
   Сарин-сан подошла к шкафу для одежды и извлекла из него наряд для верховой езды, плюхнув его прямо на ноги новой служанки, сопроводив сие действо комментарием, что стоит попробовать одеть её подопечную, словно мальчика, а потом, уже после поездки, сделать из Хотару индианку - в порядке игры на контрастах. Пора переодеваться.
   Стефания не заставила себя ждать. Девушка повернулась спиной к двери, сняла красивые, однако же, ужасно неудобные туфельки и быстро, насколько позволяли её ловкие, тонкие пальчики, расшнуровала корсет и сняла платье, бережно, если не сказать, с любовью, повесив его на стул. Взяв предложенный ей комплект одежды, японка красивыми движениями экипировала себя в более привычный вид. В её движениях не было суетливости, лишь привычная деловая хватка. Покончив с переодеванием - для конной прогулки теперь не хватало лишь подходящей обуви (поскольку туфли на высокой шпильке ещё менее уместны для верховой езды, нежели безумно дорогое длинное платье в стиле ретро), компаньонка графини Сеймур вытянулась в струнку, словно хорошо выдрессированная породистая собака, всем своим видом показывая хозяйке, что готова к выполнению дальнейших указаний, какими бы они ни были.
   Девушка слышала, как едва слышно скрипнула дверь в комнату. Ей вдруг ужасно захотелось, чтобы это был дворецкий. Стефания крепко стиснула зубы. С некоторых пор, вопреки только что сделанному заявлению, она думала об этом мужчине всё предметнее. Так и не сумев выяснить, женат он, или нет, Хотару мучилась неизвестностью. Не решаясь сообщать об этих переживаниях своей очаровательной хозяйке, молодая содержанка, напрягая слух, чутко прислушивалась к малейшему шороху за дверью. И всё же Стеф не выдержала.
   - Госпожа, позвольте спросить, а как зовут мистера дворецкого? - неосторожно спросила девушка, однако, сообразив, что выдала Лизе свои чувства, тотчас же заливаясь ярким стыдливым румянцем.

0

70

Сарин доводилось слышать, что японцы, особенно японки, отличаются некоторой тягой к мазохизму. Поведение Хотару заставляло думать, что так оно и есть. Стоило достать и продемонстрировать хранившиеся у неё индийские сокровища, как недавно наречённая Стефанией Сеймур впала в некое подобие гипнотического транса, как кролик перед удавом.
   Хотя, если разобраться, было бы желание. Удава из неё Хотару сделала сама. Как и то, что выбрала роль кролика.
   - Ну, совершенно необязательно пускать всё это в ход, - ответила Сарин на немного напуганный вопрос бывшей повстанки. - И то только в том случае, если захочешь примерить на себя образ индианки.
   Из живописной кучи-малы девушка извлекла цепочку с кулоном-треугольником, в центре которого был вставлен “кошачий глаз” и, не спрашивая разрешения, надела его на шею Хотару.
   - Это кулон моей матери. Отец не всегда такой жёсткий и властный человек. Может, если он увидит его на тебе, то смягчится. Тогда честно попроси того, чего хочешь. Только без сумасбродств. Договорились?
   Приняв к сведению, что в поместье Сеймуров и у стен есть уши, продолжать откровенничать в полный голос Хотару больше не спешила. Она успокоилась и тихо заверила Сарин в своей преданности и любви к ней одной. Однако же, переодевалась беспрекословно.
   “Она думает, что слуги способны лишь подслушивать, и никто за ней не наблюдает?” - задалась вопросом про себя Сарин, но вслух ничего не сказала и не посчитала нужным предостеречь.
   - Ну вот, - Сарин оглядела Хотару со всех сторон, когда та переоделась. - Настоящая всадница. Как будто всю жизнь провела в седле.
   Каталась ли Хотару на лошади вообще когда-нибудь в жизни, Сарин не интересовало. Граф присмотрит за тем, чтобы его юная подопечная не упала с седла и не травмировалась.
   - Да и двигаться в этом намного удобнее, чем в платье.
   Похоже, Стефания-Хотару в данный момент думала совсем о другом.
   - Дворецкий? - переспросила Сарин удивлённо. И, заметив, как та покраснела, добавила не без весёлого ехидства:
   - Так сильно хочешь стать миссис Дворецкий?

0

71

В ответ на немного испуганный вопрос своей маленькой ручной “одиннадцатой” леди Элизабет сообщила, что эти индийские штучки совсем необязательно пускать в ход все и сразу. Да и то, заниматься подобными экспериментами следует лишь в том случае, если Хотару решится примерить на себя роль индуски.
   - Я подумаю, - пообещала Стефания, рассматривая экзотические сокровища своей молодой хозяйки с таким благоговейным интересом, что можно было не сомневаться - жутковатые на вид диковинные инструменты и украшения уже нашли в её лице очередную “жертву”. - А если я решусь на это, меня снова где-нибудь будут прокалывать? - с каким-то детским страхом спросила вдруг она.
   Порывшись в живописной куче украшений, молодая графиня вытащила треугольный кулон на тонкой цепочке со вставленным в него камнем, явно драгоценным, и молча надела его на шею своей подопечной, сопроводив это своё действие объяснением, что этот кулон когда-то принадлежал её, леди Сарин-сан, матери. И, если лорд-отец смягчится при виде этого, несомненно, очень хорошо знакомого ему украшения, надетого на шею Хотару, тогда юная телохранительница может попросить, чего хочет. Разумеется, без сумасбродств.
   Стефания от неожиданности опешила. Она никак не ожидала, что Лиза-сан доверит ей столь дорогую для себя вещь.
   - Благодарю, госпожа, - кивнув в знак согласия при слове “договорились”, еле слышно прошептала девушка, до глубины души потрясённая и взволнованная решением своей прекрасной хозяйки. - Я попрошу копию договора.
   Молодая леди Сеймур, внимательно, если не сказать, придирчиво осмотрев свою живую куклу, уже облачённую в костюм наездницы, со всех сторон, озвучила, наконец, свой вердикт - Стеф выглядит, словно настоящая наездница, всю свою жизнь не понаслышке знакомая с конским седлом. Хотару промолчала, сочтя замечание прекрасной хозяйки чисто риторическим. Точно также девушка отреагировала на мысль Сарин-сан о преимуществе данного наряда перед платьем в плане удобства.
   Однако, когда речь зашла об дворецком - Лиза весело и не без некоторого ехидства в голосе “проехалась” насчёт появления миссис “Дворецкий”, так, однако, и не назвав имени мужчины, столь интересующего её двуногую “лошадку”. Хотару внутренне похолодела и изменилась в лице.
   - Да, моя госпожа, я очень хочу стать миссис Дворецкий, - горячо взмолилась девушка, как только сумела справиться с охватившим её смущением. Стеф мягко опустилась на колени перед своей госпожой и, осторожно взяв тонкие, изящные руки госпожи в свои, бережно поцеловала ладошки Сарин-сан - сначала одну, а затем другую. А затем, не поднимаясь на ноги, столь же мягко обняла колени своей любимой хозяйки.
   - Если бы только это оказалось возможно… - с затаённой надеждой промолвила бывшая амазонка, выразительно взглянув снизу вверх в глаза своей очаровательной хозяйки, - то я навсегда останусь вашей должницей.

0

72

Сарин усмехнулась испуганно-наивному вопросу Хотару об украшениях.
   “Конечно, проколят. Везде, где только можно”, - насмешливо подумала она, но вслух ничего не сказала. Успеется. Увидеть всё воочию. И ощутить на собственном опыте. Травмировать отягощённую ужасами впечатлительного сознания психику новой обитательницы дома Сеймур Сарин не решилась. Кто знает - вдруг Хотару рискнёт сбежать и подастся обратно к партизанам? Сейчас она была слишком напряжена и возбуждена для адекватного принятия решений. Одно хорошо хоть, что поняла и обещала подумать над её словами. И что согласна добыть копию договора.
   Может, эта копия и не решит всех вопросов, но она определённо поспособствует тому, чтобы облегчить им обеим жизнь.
   Сарин немного удивилась заявлению молодой японки о готовности стать женой дворецкого, хотя предлагала она не на полном серьёзе, а ради шутки.
  - Ты, правда, этого хочешь? - на всякий случай переспросила британка.
   Потом добавила, убедившись в непреклонности Хотару:
   - Его зовут Стефан… Ка и тебя сейчас. Забавно…
   Сарин задумалась на мгновение, снова усмехнулась и продолжила:
  - И да, это его настоящее имя, а не придуманное, чтоб ты знала, он…  немножко извращенец. Любит играть в садомазо.  По этой причине от него и ушли две первые жены, хотя мужчина он вполне себе симпатичный и представительный.
   По лицу юной графини было не понять, говорит она правду или от души сочиняет, опять желая позабавиться и пользуясь неосведомлённостью протеже графа.
   - Тебе, можно сказать, повезло. У него нет детей, и он совершенно не против завести себе третью жену - на удачу. Пока ты катаешься с моим отцом, я могу осторожно у него всё повыспрашивать и “закинуть удочки”. Хочешь?
   Сарин предлагала себя в роли доброй свахи, коль скоро роль хорошей хозяйки у неё не вышла.
   Как только все основные вопросы были решены, девушка глянула на часы и торопливо подтолкнула Хотару-Стефанию к выходу из комнаты. Не стоило заставлять графа ждать.
  - Давай, поспеши обратно на конюшню. Лошадку тебе, наверное, уже оседлали, и отец на месте. Он не любит проволочек, А мы ведь не хотим его расстраивать?
   Этот вопрос был чисто риторическим. Хотару должна понимать, что в её интересах сейчас поддерживать хорошее настроение графа. И ни в коем случае не расстраивать его, если хочет получить желаемое.
   Судя по звукам, “ушки” за дверью бросились наутёк, пока их не застукали.

0

73

Услышав по-детски испуганный вопрос своей подопечной про украшения, молодая графиня усмехнулась каким-то своим мыслям, однако вслух ничего не сказала.
   На всякий случай уточнив, что её живая кукла действительно желает “выскочить” замуж за дворецкого, леди Сеймур сообщила, наконец, имя избранника своей наперсницы. Стефан. Звучит почти также, как Стефания, нынешнее имя Хотару. Похоже, Лизу это созвучие немного забавляло.
   На секунду задумавшись, дочь хозяина поместья принялась живописать некоторые “особенности” столь интересующего её подопечную мужчины - из-за ярко выраженной склонности к садомазо от мистера Стефана уже ушли две супруги и теперь он в поиске третьей. Заодно юная графиня предложила свою помощь в качестве свахи, поговорив с потенциальным женихом и всё как следует разузнав.
   Хотару весьма живо представила участь обеих своих предшественниц - и мысленно содрогнулась. Действительно, не всякая британка позволит обращаться с собой, как обращались с девицами в тех “горячих” фильмах, что ей иногда доводилось смотреть ранее.
   - Я… очень хочу стать его третьей женой, - всё так же тихо произнесла японка, как только шок от сказанного её госпожой немного прошёл. - Пожалуйста, поговорите с ним насчёт меня - что он обо мне думает - может, ему больше по вкусу чистокровная рыжеволосая англосаксонка, вроде той же мисс Шелтон, - и особенно, какие требования господин дворецкий предъявляет к своей будущей супруге, включая внешность и манеру поведения. И хочет ли он, чтобы я родила ему ребёнка - наполовину “одиннадцатого” по крови.
   “И что мне предстоит? Связывание? Порка? Пирсинг во всех мало-мальски пригодных для этого местах? Татуировки? Дрессировка на манер породистой овчарки? Противоестественные сношения?”, - лихорадочно думала молодая японочка, заранее мысленно соглашаясь на каждый из пунктов.
   Леди Элизабет посмотрела на часы и поторопила свою “госпожу”-служанку, торопливо подтолкнув девушку в направлении выхода из комнаты, сообщив, что лошадка, скорее всего, уже осёдлана и граф, который не любит ждать, и которого, ради их общей с Хотару цели, категорически не рекомендуется расстраивать, уже на месте.
   Поднявшись с колен, а затем горячо и порывисто поцеловав свою очаровательную хозяйку в щёку, Стефания, окрылённая надеждой, выпорхнула из комнаты и, насколько вообще позволяли её представления о принятых в графском доме нормах поведения, помчалась в сторону конюшни, навстречу своей судьбе - какой бы она ни оказалась.

0

74

Сарин было интересно, отпугнёт ли Хотару её рассказ о Стефане. Однако, ни его странные увлечения, ни упоминание о неудачных женитьбах не смогли поколебать решение японки, вчерашней повстанки. Видимо, для неё подобное было не столь ужасным. Ну, ещё бы. Кто знает, что Хотару видела и что испытала до того, как они встретились. Сарин впервые озадачилась мыслью, что не знает, был ли у Хотару раньше молодой человек. Она могла говорить, что угодно и как угодно, но её слова совершенно необязательно были истинны.
   Хотару, прежде пребывавшая в коленопреклонённом состоянии, наконец поднялась на ноги, избавив тем самым от неприятного чувства зависимости и неудобства. В конце концов, они были сверстницы. Вся разница между ними заключалась в общественном статусе и жизненном опыте.
   Стоило подкинуть идею направления, как японка тотчас ухватилась. Стала выяснять особенности и пристрастия будущего супруга, на которого уже ориентировалась, как на готовую партию, хотя у самого дворецкого Стефана ещё ничего не спрашивали.
   Сарин усмехнулась.
  - Хорошо. Я всё узнаю.
   На вопросе о ребёнке она даже удивлённо подняла брови, как будто не веря услышанному.
   “Невероятно. Она и это распланировать хочет”.
   Обычно о рождении детей на этапе знакомства задумываются единицы. Большинство плывёт по течению. Для Сарин Хотару была слишком расчётливой.
   - А если он не любит детей? - провокационно прошептала юная графиня, так, чтобы домочадцы Сеймуров не услышали её вопроса. - Или, наоборот, жаждет целую ораву?
   Хотя ей хотелось спросить совершенно иное: почему Хотару не боялась. Почему соглашалась на муки и унижения, когда имелась возможность избежать и того, и другого. Определённо, это было что-то за гранью её понимания.
   Восток есть Восток. Помнится, мать также бесстрашно принимала любые удары судьбы уверенная в том, что жизнь - не более, чем парк аттракционов. Она верила в цикл перерождений, во время которых душа набирается опыта, чтобы потом вернуться к Истоку.
   - Что с того, что ты - не британка, - добавила, немного поразмыслив, Сарин. - Отец не стал бы держать у себя в услужении какого-то расиста. В этом можешь не сомневаться.
   Сарин широко распахнула дверь в коридор. Никого. Все любопытствующие “уши” успели покинуть наблюдательный пост.
   - Горизонт чист, - всё так же негромко сказала девушка напоследок. - Не волнуйся. Я всё узнаю.
   Как только Хотару вышла, она закрыла за ней дверь и позвонила в колокольчик.

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » Зона 11 » 29 квест. Идущий по следу.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC