Code Geass: Castling

Объявление









Информация для гостей:

Теперь любой гость может попробовать свои силы в игре. Для вас открыт Бал-маскарад. Надевайте маску, представляйтесь кем хотите (в рамках фэндома, конечно) и - в путь.
Информация для Таинственной Маски




Рейтинг игры: + 18.


В игру очень нужны Шнайзель, Наннали и Корнеллия. Обещаем любить и холить. ♥

Администраторы:

Saery Twane
ICQ: 479814033


Друзья форума:

бесплатных фотохостинг WINX CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » Академия Эшфорд » 29 квест. Идущий по следу.


29 квест. Идущий по следу.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sd.uploads.ru/t/eMJIf.jpg

Сарин, высмотрев в окне здания студенческого совета, свою подругу Хотару, беседующую с уже знакомым ей юношей, о котором бывшая повстанка рассказывала, как о своём соратнике, сильно взволновалась. Она о многом успела подумать, а потому, оставив незаконченный разговор с президентом, бросилась во двор Академии.


Порядок отписи:
Sarin Saymour, Arisaka Hotaru

Погода и время:
День. На улице тепло, безветренно, по небу изредка пробегают облака.
Температура +25.

0

2

Ещё до того, как Милли высказалась, Сарин знала, что она скажет. Президент, как всегда, угадала, да не совсем. Сарин было о чём беспокоиться. Во-первых, потому, что она знала, с кем разговаривала во дворе Хотару, а во-вторых, ей было в принципе не всё равно, с кем Хотару разговаривает. Хотару, конечно, могла постоять за себя, но - не всегда эффективно. А впрочем, девушку сейчас волновало отнюдь не физическое состояние подруги. О нём уже не было причин так волноваться. Чего нельзя сказать о психическом состоянии Хотару. Возможно, в свете последних событий, бывшая повстанка успела пересмотреть прежнее отношение к бывшему сослуживцу. И это, как ни странно, волновало Сарин почему-то больше, чем всё остальное.
   Не имея возможности тянуть время долее, боясь, что за это время может случиться всё, что угодно, Сарин ещё раз мельком глянула в окно и сказала, что просит президента поспособствовать их с Хотару заселению в общежитие. И, не дожидаясь ответа, припустила обратно. Милли могла подумать о многом в связи с такой реакцией, но об этом Сарин решила, что будет волноваться позднее, когда разберётся с Хотару.
   “Что за сумасшедший день? И почему, стоило этой японке только появиться в Академии, как она стала всем и каждому интересна, особенно парням? Захотелось экзотики?”.
   Тут Сарин вспомнила картину, которая предстала её глазам в гараже, когда она привела к Хотару доктора.
   “Похоже, не только парням захотелось экзотики. Не понимаю, как у неё так выходит, но, кажется, будто она вознамерилась “склеить” всех незанятых парней Академии. Ну что ж, я ей тоже организую экзотику”.
   Пока бежала, Сарин приготовила с десяток речей специально для Хотару и её очередного воздыхателя. Но, к сожалению, Куро Асаши уже скрылся из вида. Хотару направлялась в её сторону, и никого возле неё уже не было.
   - Он тебе что-нибудь сказал? Сделал? - с ходу забросала она вопросами подругу, сама меж тем высматривая Куро среди бродивших по двору студентов и школьников. Негодяй успел скрыться. Может, оно и к лучшему. Сарин и сама чувствовала, что слишком взвинчена сейчас, и может только наломать дров.
   - Он шантажировал тебя? - Сарин подумалось, что, раз они видели его рядом с салоном, то, возможно, бывший сослуживец каким-то образом следил за ними всё это время, и, может даже, высмотрел что-то, чего знать не должен. Может, как Хотару сражалась со снайперами, которые открыли огонь по горожанам? А может даже, он сам всё это организовал? Ну, или имел какое-то отношение к организации? Террористы же…
   - Он узнал тебя?
   Наверняка узнал. Иначе о чём ещё им было разговаривать?
   В приступе волнения Сарин схватила руки японки в свои, и, сжав, поднесла к своей груди.
   Что, если это был всего лишь флирт? Не зная достоверно, что было сейчас между Хотару и Куро, Сарин продолжила гадать и накручивать себя.

0

3

Хотару шла, чуть прихрамывая, постепенно остывая после разговора с бывшим сослуживцем. Навстречу ей уже спешила леди Сарин. Не утруждая себя принятыми в британском обществе околичными любезностями, мисс Сеймур с неподдельным волнением засыпала свою телохранительницу вопросами - сказал ли ей что-нибудь Куро? Или сделал? Не шантажировал ли?
   - Да, он пытался меня шантажировать, - отвечая на очередной вопрос подруги, произнесла бывшая повстанка. - Хотел, чтобы я вместе с ним пошла искать какие-то украденные у него важные документы, якобы опасные для Ооками-Дзенсё. А когда я наотрез отказалась, пригрозил сдать меня бывшему командиру, капитану Танаке. Этот франтоватый тип начинает становиться проблемой… - невозмутимо констатировала молодая японка. - Моя госпожа, мне нужен ваш совет. Имеет ли смысл физическое устранение Асаши Куро? Данный вопрос я могу взять на себя, - при этих словах глаза девушки сверкнули сталью. - Или же стоит сдать его британским властям как террориста? А вот тут я вряд ли справлюсь. Вряд ли военные поверят “одиннадцатой”. Тем более, на поверку, бывшей повстанке.
   Ещё леди Сеймур спросила, узнал ли Куро её подопечную. Ооками выразительно поморщилась.
   - Его специализация - документы, - мягко напомнила подруге Хотару. - И поэтому, попав в Академию, он не преминул сунуть свой любознательный нос в картотеку, где и узнал об существовании Арисаки Хотару, то есть меня. Сопоставив мою нынешнюю внешность и вид своего сослуживца Ооками, а также сравнив фамилии, он пришёл к вполне логичному выводу, что я - его сестра. Я не стала его разубеждать. Пусть лучше думает, что Ооками, которого он побаивается, жив…
   Явно волнуясь за свою подопечную, леди Сеймур взяла, верней, схватила руки подруги в свои, сжала их и поднесла к собственной груди. Хотару, взволнованная ничуть не меньше своей хозяйки и никак не ожидавшая подобного проявления чувств с её стороны, непроизвольно вздрогнула.
   - Моя госпожа, я люблю Вас. Насколько вообще девушке позволено любить другую девушку, - торопливо прибавила молодая японка, не без основания опасаясь, что Сарин-сан поймёт её слова превратно. - И готова сопровождать Вас, куда угодно.
   Не спеша, словно священнодействуя, девушка извлекла из левого кармашка своего платья бесценный подарок своей подруги - великолепной работы серебряные серьги с инкрустацией в виде крупных беловато-серых жемчужин.
   - Моя госпожа, позвольте спросить, что сказала Милли по поводу общежития? Всё время таскать с собой сумку с трофеями и серьги в кармашке - не самая блестящая идея. Я так боюсь потерять Ваш подарок… - произнесла Хотару, совсем по-детски чуть склонив на бок голову.

0

4

Хотару прихрамывала на одну ногу. Сарин сразу заметила это, и поняла по-своему.
   - Он бил тебя?!
   Странное и нелепое предположение, учитывая, что девушке было прекрасно известно о способностях подруги и её методах решения проблем. Хотару сама могла побить бывшего сослуживца. И не просто побить, а переломать ноги и лишить мужского достоинства. Может поэтому он так быстро ретировался?
   Но Сарин, вопреки логике, эти простые выводы даже не пришли в голову. Она была одержима приступом необъяснимой ревности. Настолько сильным, что начинала говорить недослушав.
   Хотя ни одно слово верной спутницы не пропустила мимо ушей. Хотару говорила непривычно много, и Сарин быстро прокручивала в голове полученную информацию. Идея о физическом устранении Куро ей понравилась. Как немного ранее понравилась идея об устранении рыжеволосой. Но, хотя столь радикальная идея обещала надёжное и простое решение проблемы, она порождала другие, не менее серьёзные проблемы.
   Вряд ли удастся скрыть следы преступления, не говоря уже о том, что придётся замарать руки. Даже если это будут руки Хотару.
   Сарин чувствовала свою ответственность, и не могла позволить подруге взять на себя эту ношу.
   Однако Хотару, специально или неосознанно, сама подкинула идею выхода из положения. Точно! Сарин поговорит с отцом. Тот даст знать нужным людям в военных кругах, и Куро Асаши на следующий же день схватят и бросят за решётку. Или с ним случится несчастный случай. Если в дело вмешаются британские императорские спецслужбы.
   Девушка очень уповала на них.
   Пусть говорит что хочет. Кто ему поверит. Особенно рядовые вояки, которые предпочитают не думать во время выполнения приказа командования. А тем более, каратели, которым и вовсе всё равно.
   - Не беспокойся. Я поговорю с отцом, - решительно проговорила девушка.
Неожиданно, когда вроде бы Сарин успокоилась, Хотару переключилась на другую, не менее волнительную тему, на манер влюблённого юноши признаваясь ей в своих чувствах. После такого вопрос про комнату в общежитии принимал совсем иные очертания. И нёс совершенно иной, пугающий для Сарин, оттенок.
   «А с какой целью её это волнует?» - задалась вдруг вопросом юная леди.
   - Что ты… - покраснев от смущения прошептала она, и предпочла ответить на вопросы, чем прояснять свою реакцию на признание. Лишь подумала про себя, что, может, стоит познакомить Хотару с каким-нибудь юношей из хорошей семьи.
   «Но сначала я представлю её отцу».
   - Да, Милли разрешила жить тебе в общежитии. Но это временная мера. Я постараюсь устроить тебя со временем в особняке Сеймур.
   На правах кого, она пока и сама не знала. Думала, что поймёт позднее. Когда придёт время.
   То, что Хотару смогла во время заварушки сохранить подаренные ей серьги, Сарин польстило, о чём она тут же заметила подруге, не скрывая восхищения и не оставлявшего её всё это время смущения.

0

5

Сарин-сан с явным волнением спросила, не бил ли её подопечную Асаши Куро.
   - Нет, не бил, - спокойно ответила молодая телохранительница, поняв, о чём идёт речь. - Я просто подвернула ногу. Эти туфли на каблуках такие непривычные…
   Уловив в словах подруги зерно идеи, как можно выкрутиться из создавшегося щекотливого положения, не прибегая к насилию, молодая британка сообщила, что намерена переговорить с отцом на эту тему.
   - Хорошо, - кивнула в ответ Ооками. Она впервые подумала, что ничего не знает о старом лорде, о котором неоднократно упоминала Сарин-сан. Какой он? Наверное, добрый. И красивый. Потому что, отец её, Хотару, госпожи и, по совместительству, единственной подруги, заботливой и прекрасной, словно сама весна, априори не может быть злым или обладать отталкивающей внешностью. Поймав себя на подобных девчачьих мыслях, неподобающих телохранительнице, японка тотчас же смутилась и покраснела ничуть не меньше своей леди.
   Когда же разговор зашёл про комнату в общежитии, Лиза, отчего-то смутившись и даже покраснев, прошептав “что ты…”, предпочла перевести разговор на предыдущие вопросы. А затем, сообщив подруге, что Милли Эшфорд дала “добро” на заселение обеих подруг в общежитие, добавила, что это - временная мера, и что в дальнейшем она, Сарин, намерена устроить свою подопечную в своём фамильном особняке.
   - Жить в особняке Сеймур?! - изумлённо выдохнула японка, от неожиданности округлив глаза.
   - Надеюсь, я успею к тому времени научиться хорошим манерам? Я же не знаю, как вести себя в столь благородном доме… - растерянно вопросила вчерашняя повстанка свою подругу.
   Перед мысленным взором юной японки тотчас же пронеслись десятки картин жизни в богатых британских (и не только) домах, почёрпнутых, главным образом, из сюжетов вездесущего телевидения. Ну и, разумеется, порнофильмов, просмотренных девушкой в бытность повстанкой - с непременной главной героиней в сексапильном платье горничной. Хотару представила себя в подобной униформе и почувствовала холод в низу живота - как всегда, когда вспоминала подобные видео. Однако, юная воительница отчего-то была уверена, что отец столь обожаемой ею Сарин-сан просто не мог обращаться со своими служанками подобным образом. Ну, или почти уверена.
   Молодая леди Сеймур, явно польщённая тем, что её ручная японочка сумела сохранить подаренные госпожой драгоценные серьги во всей этой кутерьме, не скрывая своего восхищения и даже некоторого смущения, не преминула сообщить об этом своей визави.
   Хотару в ответ застенчиво улыбнулась, а затем бережно поцеловала серьги - сначала одну, а затем другую - и игриво поднесла их к мочкам своих милых ушек. А затем, столь же бережно, молча спрятала бесценное сокровище обратно в кармашек платья.

0

6

Сарин едва не рассмеялась, когда услышала объяснение подруги о хромоте. Хотя, конечно, со стороны той, кто никогда не носила дамской обуви, вряд ли будет так же смешно. Наверное, она сильно намозолила ноги, раз не в состоянии скрывать хромоту. Сарин почему-то была уверена, что при других обстоятельствах Хотару, сколь можно дольше, скрывает от посторонних эту проблему, не желая даже мельчайшим отклонением от нормы, уже сложившейся в её представлении, хоть как-то запятнать имя своей патронессы.
   Упоминание в речи отца вызвало странное оживление на лице японки. Оно как будто смягчилось, и её взгляд стал мечтательно-задумчивым.
  “Не знаю, что она там себе надумала, но предполагаю, что реальность будет сильно отличаться от воображаемого”.
   - Мой отец - жёсткий человек, - зачем-то предупредила Сарин Хотару, как будто опасаясь, что та забредёт в мечты глубже, чем следовало. Всплывать из них очень сложно и тяжело. Можно пострадать. А Сарин, в какой-то степени, чувствовала себя обязанной беречь бывшую повстанку, даже от неё самой.
   - Я бы хотела, чтобы ты ему понравилась. Так что сделай всё от тебя зависящее, чтобы должным образом преподнести тебя ему на блюде. Я позабочусь и о твоей внешности, и о манерах.
   Хотару сразу озвучила новую проблему, связанную с лордом Сеймуром, и Сарин задумалась. Действительно, сказать одно легко. Выполнить - сложнее. Она собиралась представить отцу Хотару, как свою телохранительницу. Понятное дело, что с воительницы спрос меньше, чем с утончённой леди. Однако же, даже телохранительница должна знать и уметь некоторые важные по этикету вещи. Не так страшно, какой столовый прибор она возьмёт в руку, как то, что она скажет, или как будет держать себя за общим столом на званом вечере.
  “Мда, задала задачку. Хотя, надо признать, мыслила она в верном направлении”.
   Мечтательность на лице Хотару усилилась, и она почти совсем погрузилась в мир сладких грёз, как вдруг очнулась, и странным, многозначительным движением, поднеся к ушам серёжки, поочерёдно поцеловала их, словно то были пальцы любимого мужчины.
   Привыкшей к символизму и недосказанности фраз Сарин, данный жест показался слишком многозначительным. Она заподозрила, что уж не это ли с самого начала планировала Хотару. Но высказывать предположение вслух не стала, опасаясь задеть чувства дочери Страны Восходящего Солнца.
  “А эта хитрая лиса, возможно, порыжее некоторых”.
   - Давай для начала помоемся и полечим твои ноги.
   Сарин стало жутко интересно, как отнесётся к её предложению Хотару. Но загодя она не стала ничего добавлять к своей речи, терпеливо ожидая ответа.

+1

7

Леди Сеймур едва не рассмеялась при упоминании о дамской обуви. Однако, когда речь зашла о переселении подруги в фамильный особняк своей семьи, вдруг стала серьёзной и даже сочла необходимым предупредить подругу, что её, Сарин, отец - жёсткий человек.
   В душу японки невольно закралось подозрение - госпожа Элизабет всерьёз полагает, что её новоиспечённая телохранительница вознамерилась стать любовницей старого графа?!
   - Столь уважаемый и влиятельный даймё, ой, простите, граф, и должен быть строгим, - с убеждённостью истинной дочери Азии произнесла спутница молодой графини, отчего-то невольно опуская глаза долу.
   Элизабет-сан, видимо, развивая свою мысль, высказала пожелание, чтобы её подопечная сумела понравиться графу, своему отцу. А затем буквально приказала своей телохранительнице сделать всё, что от неё зависит, чтобы она, Сарин, смогла бы преподнести Хотару господину графу “на блюдечке”, как она выразилась. А внешность и манеры - так сказать, дело техники.
   От услышанного у Хотару похолодело в низу живота, а ноги стали, точно ватные. Так вот, значит, для чего Сарин-сан понадобилась ручная японочка! В доли секунды перед мысленным взором вчерашней повстанки промелькнули десятки картин, одна другой смелее и “горячее”.
  “Преподнести меня на блюдечке?! Самому графу?! Что госпожа имеет в виду, говоря так?” - лихорадочно думала юная японка, покрываясь холодным потом. - “Он… женат?! Может, мою госпожу тревожит перспектива появления мачехи, или беспокоит некая связь отца на стороне, способная опорочить графский род? Сарин-сан хочет, чтобы у графа появилась молодая наложница внутри дома Сеймур, чтобы всё было шито-крыто?! Похоже, глава семьи неравнодушен именно к азиаткам, коль скоро мать госпожи Сарин была индуской. В таком случае, я просто обязана помочь леди Элизабет, чего бы мне это ни стоило…”.
   А вслух девушка произнесла:
   - Госпожа, Ваше желание для меня - закон. С этой минуты понравиться милорду Сеймур - вопрос чести для Ооками.
   Поразмыслив над первым заданием своей госпожи, столь необычным даже для неё, опытной разведчицы, японка на всякий случай уточнила:
  - Госпожа, могу я попросить Вас немного рассказать о Вашем отце? - тихо произнесла Ооками. - Телохранительница дочери для него - что-то вроде обслуживающего персонала, не так ли? - девушка вопросительно взглянула в глаза подруги-госпожи. - Как мне его следует величать? Что господин граф одобряет во внешнем виде, поведении и речах своих слуг и служанок, а что - нет?
   Затем Лиза высказала предложение помыться и заодно полечить ноги Хотару.
   - Отличная мысль! - искренне обрадовалась Ооками. Рядом с Элизабет девушка всё чаще стала позволять себе такое, о чём не могла и помыслить в бытность свою в качестве повстанца - например, иногда не скрывать своих истинных чувств. - Только… у меня же из сменной одежды есть лишь те брюки и рубашка, из прежней жизни… - забеспокоилась она. - Госпожа позволит их надеть? Платье, что подарила Милли-сан - конечно, нарядное, но ходить, всё время прикрывая пятна засохшей крови на рукаве - не самая лучшая идея, - рассудительно констатировала бывшая повстанка.

Отредактировано Arisaka Hotaru (2019-02-04 19:54:32)

0

8

“Даймё?” - удивлённо подумала Сарин. А потом вдруг вспомнила, что так, кажется, у японцев называются дворяне, и успокоилась… пока не заметила, как нехарактерно для неё виновато Хотару потупила глаза.
   “Как будто я хочу познакомить её не с папа, а веду в гарем к султану”.
   Сарин прищурилась, но ничего не сказала, ожидая, каким будет продолжение. Продолжение не заставило себя ждать, удивив её больше. Не имея представления, что за человек лорд Сеймур, она взялась его защищать, причём от его же собственной дочери, объясняя строгость естественной необходимостью для лорда.
   “Как будто она знает, каким должен быть лорд”, - снова подумала Сарин.
   Поведение подруги в равной степени озадачило и смешило, и вызвало некоторое недовольство девушки. Ей почему-то подумалось, что Хотару просто использует её в какой-то игре с карьерным расчётом, нацеливаясь, между прочим, и на фигуру посерьёзнее. Сарин порадовалась про себя, что вообще затеяла знакомство с отцом. Хотару ещё не понимает, что собой представляет лорд Сеймур. Старый вояка не так прост, как может показаться на расстоянии. Вблизи это совсем не тот человек.
  - Ну… - протянула Сарин, вытягивая губки трубочкой и лукаво скашивая глаза в сторону. - Мой отец не только строгий человек. Бывало, взглянет на человека, так, по-особенному - как будто всю душу вывернет наизнанку. В его присутствии лучше следить за своими мыслями. Мне иногда даже кажется, что он умеет их читать.
   Интересно, испугается, или нет. Сарин ощущала себя шаловливым подростком, который дразнит большую собаку, рискуя быть укушенным. Хотя внутреннее чувство подсказывало ей, что Хотару никогда не позволит себе в её отношении. И это возбуждало в девушке странную гордость.
   Хотару меж тем выразила полную готовность сделать всё, чтобы понравиться лорду Сеймуру. Уговаривать её явно не было никакой нужды. И, словно в подтверждение слов, бывшая повстанка тотчас забросала подругу вопросами касательно личности графа. Её интересовало буквально всё, включая даже такие мелочи, как надлежит обращаться к графу при личной аудиенции.
   “Конечно, ей не приходилось бывать раньше в высшем обществе, и общаться с высокородными. Но откуда такое ярое желание угодить, понравиться совершенно незнакомому человеку только потому, что он мой отец?”.
   Хотару с большой готовностью подхватила идею с купанием, и, как подозревала девушка, только отчасти её устремлённость объяснялась тягой к личной чистоте. А на две трети приходилась на всё то же желание понравиться “господину даймё”.
   “Я надеюсь, она поведает мне свои планы, когда я ей буду шоркать спинку и мыть волосы? У девочек принято ведь делиться секретами”.
   Сарин улыбнулась.
  - Я не вижу никакой проблемы. У меня есть запасная одежда и плюс твоя форма Академии. Так даже будет лучше, если я представлю тебя отцу в одежде студентки. Она тебе очень идёт.

+1

9

Услышав комментарий телохранительницы в адрес главы семейства Сеймур, Сарин прищурилась, однако ничего не сказала. Дослушав же речь подруги, прекрасная индианка тотчас же, лукаво скашивая свои красивые чёрные очи и вытянув трубочкой губки, поведала собеседнице, что лорд Сеймур  не только строг, но и видит людей едва ли не насквозь. И вообще, похоже, что умеет читать мысли. Так что будет лучше в его присутствии следить за тем, что думаешь.
   - Хороший совет, спасибо, - тепло улыбнулась в ответ Хотару. - Только такие, как я, обычно имеют привычку соображать, а не думать. Так больше шансов уцелеть, и…это далеко не одно и то же. К тому же, являясь вашей телохранительницей, можно сказать, вашей тенью, я, надо полагать, стану показываться на глаза господину графу в вашем присутствии, - рассуждала вслух бывшая повстанка. - Его внимание будет непроизвольно делиться между нами обеими. Вряд ли вообще возможно “вывернуть наизнанку” одновременно две души. Да и кто станет смотреть на вашу тень, когда есть вы - юная и прекрасная? Полагаю, даже вашему отцу будет приятнее смотреть на дочь, нежели на сопровождающий её технический персонал в лице телохранительницы.
   Услышав, что её подопечная беспокоится по поводу сменной одежды, леди Сеймур с улыбкой на устах сообщила, что не видит в этом никакой проблемы. Ведь есть же студенческая форма Хотару и запасная одежда самой Сарин. Тем более, что представить свою подругу-ученицу-телохранительницу отцу она, Элизабет, намеревается облачённой в униформу Академии Эшфорд. Которая, кстати, её подопечной весьма даже идёт.
   Услышав комплимент в собственный адрес, Хотару даже чуточку покраснела от удовольствия, едва заметно прикрыла свои лукавые чёрные очи и машинально произнесла “спасибо”. Встряхнув своей короткой, мальчишеской шевелюрой, девушка тихо произнесла:
   - Госпожа, я всецело полагаюсь на ваши рекомендации. Кто может знать британские обычаи лучше самих британцев? И кто скажет, что знаком с традициями дома Сеймур лучше, чем сами милорд и леди Сеймур?
   Произнося эти слова, японка, стараясь действовать как можно незаметнее для подруги, медленно и осторожно переместила тяжёлую сумку с трофеями из затёкшей правой руки в левую, раненую, - даже самая стойкая защитница способна уставать, даже если она - бывший командир разведки повстанческого отряда. Разговор на улице явно затягивался, и Хотару забеспокоилась, что столь странный, потрёпанный девичий “дуэт” могли увидеть другие студенты. В таком случае, о естественной маскировке (впрочем, равно, как и о спокойной жизни и учёбе) придётся забыть, причём надолго…

0

10

Хотару отнеслась к совету об осторожности с лордом Сеймуром не так, как предполагала Сарин, приняв слова несколько в ином ключе. Не как предупреждение, а как намёк, чтобы училась, как держать себя в обществе британского аристократа. Похоже, она серьёзно, во что бы то ни стало, решила уцепиться за шанс стать членом семьи Сеймур.
   Она была очень логична и убедительна в своих выводах. Настолько, что Сарин снова заподозрила в ней изначально корыстные намерения. Кто знает этих “одиннадцатых”. Говорят, они очень хитры и пронырливы, когда дело касается личной выгоды. Они никогда не скажут правду…
   Но разве всё сказанное и сделанное Хотару до сего момента - ложь?
   Нет, просто Сарин сбил с толку привычный расчётливый подход подруги. Она всегда была такой и не скрывала этого. По-другому нельзя. Расчётливость в стане повстанцев, и, тем более, в стане захватчиков, повышает выживаемость. Вполне естественно, что она хочет максимально уменьшить возможные промахи и ошибки не только для того, чтобы обезопасить себя, но и для того, чтобы не ставить госпожу в неловкое положение.
   Её также подкупило, в дополнение к сделанной ею самой догадке, замечание Хотару, что, в любом случае, при представлении лорду Сарин должна непременно присутствовать в качестве госпожи. К тому же, надо отдать японке должное, льстить она умела. Со вкусом, явно разбираясь в тонкостях взаимоотношений с элитой. Как будто всю жизнь провела при дворе императора.
   “А не могла ли она и правда раньше видеть моего отца?” - задалась вопросом молодая британка.
   Мало ли на какие миссии и куда мог отправлять Хотару упоминаемый ею капитан Танака.
   Как будто уловив мысль подруги, бывшая повстанка умилительно покраснела и потупила глаза.
   Сарин тут же решила, что надо будет при случае порасспросить как следует Хотару об её бывшем начальнике. Знал ли он, что у него в подчинении - девушка?
   Да, но сначала её действительно надо помыть и переодеть. А потом заняться обучением. Что будет дальше, покажет время. Тогда и будем решать.
   - Пойдём, - распорядилась Сарин, раз уж Хотару открыто заявляет о полном доверии своей госпоже. Перехватив из раненой руки телохранительницы сумку, Сарин объяснила своё действие следующим образом:
   - Пока ты ранена, тебе нельзя поднимать тяжести. Позволь поухаживать за тобой, как за любимой сестрёнкой.
   С этими словами Сарин другой свободной рукой взяла руку подруги и повела за собой.
   И пока они обе шли, ведомые Сарин в сторону душевых, девушка решила провести небольшой тест. А заодно немножко припугнуть пронырливую японку. Лишним всё равно не будет:
   - Мой отец, чтоб ты знала, очень падок на всё восточное. Ну, ты и сама, наверное, поняла, - она указала на себя. - Кроме того, он, как человек военный, пусть и бывший, очень жёсткой закалки. Требует неукоснительного подчинения. Если мне спустит что-нибудь, то лишь потому, что я - его дочь. Надеяться на большее не стоит. То есть, к тебе он не станет проявлять такой же лояльности. С другой стороны, ты хорошенькая, когда не одета парнем, - Сарин оценивающе оглядела форму подруги в потрёпанном наряде, и осталась удовлетворена её внешним видом.
   - Но ты можешь понравиться ему. Он ещё достаточно молод, и наверняка молодые амазонки в его вкусе. А ещё он очень горячий мужчина. Моей матери пришлось несладко.
   Сарин могла бы добавить, что проблемы матери были связаны с ревностью других женщин, но предпочла оставить без внимания сей незначительный факт с тем, чтобы Хотару сама додумывала значение последней фразы.
   - Но ты ничего не бойся. Пока я с тобой, ничего страшного тебе не грозит. Жить будешь.
   И с этими жизнеутверждающими словами Сарин погладила Хотару по руке от локтя до запястья, как будто давая знак, что берёт над ней шефство. В какой-то мере было приятно играть в роль защитницы для собственной маленькой телохранительницы, как будто тем самым платя за свою зависимость от Хотару во время и сразу после инцидента на улицах, когда обе они оказались жертвами неизвестной террористической группировки, и вынуждены были скрываться от военных.
   Так, за разговором, девушки оказались в душевых, совершенно пустых в это время суток, поскольку основная масса учащихся находилась на занятиях. У самого входа, взяв у дежурной на посту два куска мыла, два больших махровых белых полотенца, вновь обратилась к Хотару:
   - Поступим так - сейчас я тебе помогу помыться и прибрать себя, а потом, когда ты будешь обсыхать, сбегаю за запасной униформой. Мы тебя так приберём, что сама себя в зеркало не узнаешь.

+1

11

Леди Элизабет выразила намерение посетить душевые, кратко распорядившись “пойдём”.
   - Да, - с готовностью отозвалась бывшая повстанка.
   Затем её леди отобрала у своей подопечной тяжёлую сумку с трофеями, аргументировав свой поступок тем, что раненой не следует поднимать тяжести, и что она, Сарин, намерена поухаживать за своей телохранительницей, словно за любимой сестрёнкой.
   - Я не могу допустить, чтобы вы, госпожа, тащили бы за меня этот груз, - решительно запротестовала японка, одновременно пытаясь мягко вернуть свою ношу, однако, тщетно. Сарин-сан была непоколебима.
   “…как за любимой сестрёнкой” - слова подруги тёплым эхом вновь и вновь отзывались в душе юной амазонки.
   Но Лиза неожиданно сменила тему разговора. С видом знатока она принялась повествовать, что её отец падок на всё восточное, приведя в пример саму себя в качестве результата его романа с одной из дочерей Азии, и, как бывший военный, привык к безоговорочному повиновению. Окинув оценивающим взглядом фигурку своей ученицы, леди Сеймур сообщила, что, по её мнению, Ооками хорошенькая, когда не одета парнем, и вполне может понравиться старому лорду, который вовсе не старый, а напротив, весьма горячий мужчина. К примеру, матери самой Сарин пришлось с ним несладко. Прибавив, что в присутствии госпожи японке ничего не угрожает, мол, жить будешь, красавица-смуглянка ободряюще погладила свою спутницу по руке, от локтя до самого запястья.
   Хотару вздрогнула и заметно побледнела.
   “Матери Сарин-сан пришлось несладко?!”, - пронеслась в голове отставной повстанки шальная мысль. - “Что же ей пришлось испытать и вытерпеть?!”.
   Японка задумалась. Чего же, собственно говоря, хочет её хозяйка? Немного припугнуть свою подопечную? Или же, наоборот, ловко и технично спровоцировать на роман с хозяином поместья, сама оставаясь при этом в стороне?
   А вслух произнесла:
   - Госпожа, быть может, стоит представить меня милорду Сеймуру в качестве юноши? - с дрожью в голосе произнесла вчерашняя разведчица. - Или же экипировать меня с таким расчётом, чтобы в моём облике не было и малейшего намёка на женственность? Не хочу говорить ничего плохого про вашего отца, - осторожно продолжила экс-повстанка. - Тем более, что я совершенно его не знаю. Однако, женственность - опасное оружие, тем более, когда не умеешь ею пользоваться и контролировать. От слова - совсем. А ваш отец - горячий мужчина, как вы говорите. Да, к тому же, неравнодушен к азиаткам и амазонкам. А я, к сожалению - и то, и другое. Или единственно верная модель поведения в доме Сеймур для меня - ни на шаг не отходить от вас? Люди самой святой жизни порой оступаются, совершая грехи, так разве можно винить в подобном военного, пусть и бывшего?
   Девушка с минуту помолчала, а затем столь же осторожно и деликатно продолжила развивать свою мысль:
   - Прошу не обижаться на мои слова, госпожа, - Хотару просительно сложила ладошки в молитвенном жесте, - но я не могу допустить, чтобы это произошло по причине моей женской неопытности. Меня приводит в ужас мысль, что мужчина, подаривший жизнь вам, моей единственной подруге, вследствие моего неосмотрительного поведения, уступив сиюминутному желанию, может сделать меня женщиной. Как же я тогда смогу смотреть вам в глаза?!
   Снова пауза. Хотару молчала, словно бы на что-то решаясь.
   - Госпожа, я дорожу вашей дружбой, и поэтому, если понадобится, то изуродую собственное лицо раскалённым утюгом или паяльной лампой, но не предам вас, - наконец, тихо прибавила Арисака.
   Разговаривая, подруги добрались до душевых Академии, по счастью, совершенно пустых. Мисс Сеймур, получив на посту мыло и полотенца, высказала своё намерение помочь подопечной с мытьём и прибрать себя, а также принести запасную униформу, пока Хотару будет обсыхать, заодно пообещав так прибрать юную японку, что та сама себя в зеркале не узнает.
   - Госпожа снова увидит меня обнажённой?! - смутилась и покраснела Ооками и непроизвольно прикрыла ладошками своё симпатичное юное лицо.

Отредактировано Arisaka Hotaru (2019-02-25 17:37:20)

0

12

У Сарин начинало складываться такое впечатление, будто Хотару неосознанно подстраивается под желания своей госпожи. У неё мелькнула мысль, как она будет относиться к британке, если станет собственностью другого человека. Не станет ли она блюсти чужие интересы, стирая из памяти всё, что раньше связывало - как ненужный файл из компьютера?
   Попытки вернуть вещи закончились для Хотару впустую. Сарин слишком быстро перехватывала пакет из руки в руку. Наверное, то же самое Хотару предполагает в отношениях между подругой и её отцом - постоянно находиться в подвешенном, разболтанном состоянии.
   “Мда, и у кого из нас фантазия богатая - у неё, или у меня?”.
   А Хотару спешила доказать, что всё-таки у неё. Она так здорово прописала концепцию, что могло бы показаться, будто она планировала всё это очень давно.
   Могло сложиться впечатление, что бывшая повстанка мучается какой-то внутренней дилеммой, разрешить которую сама не в силах. И почему-то ей очень важна поддержка подруги в этом вопросе. Как если бы повышенное внимание со стороны лорда Сеймура к своей персоне она воспринимала, как в некотором роде предательство по отношению Сарин. Сама Сарин так не считала - и оттого ей было сложно понять внутренние терзания телохранительницы.
   «Она не боялась лезть под пули, но боится потерять моё благорасположение? Почему?»
Девушке, всем обеспеченной, всеми любимой, никогда не остававшейся в одиночестве, крайне сложно понять ту, что долгое время была сама по себе, без привязанностей и дома.
   Сарин не спешила отвечать на провокационные вопросы. Пока они зашли в раздевалку, сложили вещи, и Сарин, точно молодой любовник, с величайшей осторожностью помогла бывшей повстанке раздеться, а затем разделась сама. Ей уже сходу не понравилось предложение о том, чтобы снова кардинально поменять образ.
   - И тогда граф, думая, что ты мальчик, будет использовать тебя, как мальчика. Ты этого хочешь?
   В понимании Сарин “этого” невозможно было хотеть. Читать мысли Хотару она пока не умела. Может, даже к счастью. Она, наверное, очень удивилась бы, узнав, что крутится в голове у её подопечной.
   Пока же, взяв в руки мочалку и густо облив её абрикосово-клубничным гелем, она подкралась со спины к обнажённой, успевшей покрыться влагой, подруге, и принялась растирать ей кожу.
   - У тебя очень красивое тело, - Сарин и не думала врать. Она действительно была впечатлена природными данными молодой японки, отчасти завидуя ей, отчасти испытывая удовольствие от процедуры мытья. - Ты же будешь не против, если я помою твои волосы?
   Сказав так, Сарин взяла флакончик с шампунем. На нём было написано “медовая липа” и щедро вылила густую желтоватую массу себе на ладонь.
   - Ни в коем случае не надо тебя уродовать. Лорду Сеймуру это будет неприятно. Да и мне тоже… А мне бы даже хотелось, чтобы ты вошла в нашу семью. Посмотрим, что из этого получится. Вариантов много. Но я приложу все усилия и помогу тебе, если понадобится, - пообещала Сарин, даже не подозревая, к каким последствиям могут привести её слова.

0

13

Похоже, не желая допустить, чтобы её раненая телохранительница-подруга-ученица поднимала тяжести, высокорожденная британка принялась столь быстро перехватывать тяжёлую сумку из руки в руку, что Ооками при всём желании не смогла бы завладеть грузом, не сделав больно своей госпоже. Вовремя осознав это, японка прекратила всякие попытки вернуть свою ношу, достаточно увесистую для нетренированной женской руки.
   Леди Элизабет, приведя свою протеже в душевую, принялась столь осторожно помогать своей спутнице снять одежду, что со стороны могло показаться, что это делает молодой любовник. Хотару тихо ойкнула и мило покраснела, когда нежные пальчики Сарин-сан впервые бережно прикоснулись к обнажённой коже её бёдер, помогая снять платье. Когда же дело дошло до лифчика и трусиков, японка закусила губу, чтобы не застонать от наслаждения - столь нежными были эти мимолётные прикосновения. Затем смуглянка обнажилась и сама. Хотару невольно залюбовалась ею.
   Сарин-сан, услышав, что её подопечная собирается вновь примерить на себя образ парня, сочла своим долгом предупредить свою подопечную, что граф, полагая, что перед ним мальчик, станет использовать её, словно мальчика. Разве мисс Арисака этого хочет?
   - Нет-нет, не надо, я не хочу этого! - японка столь поспешно, энергично и протестующе замотала головой, словно угроза содомирования уже вовсю воплощалась в реальность. - Я… ужасно боюсь стать “мальчиком”, - упавшим голосом призналась она. При этих словах японка столь выразительно потупила в пол свои красивые чёрный очи, что, глядя на неё, невольно возникал вопрос - не продиктован ли её страх, хотя бы отчасти, запретным желанием попробовать кое-что “остренькое и национальное”?
   Хотару позволила себе расслабиться, и, блаженно жмурясь от удовольствия, доверила своё тело в заботливые руки подруги, мягко выгибаясь, словно кошечка, всякий раз, когда нежные пальцы Лизы прикасались к её обнажённой коже.
   Британка, сделав комплимент телу своей визави, вопросила, не будет ли Ооками против, если хозяйка помоет ей также и волосы?
   - Да, - бывшая повстанка послушно наклонила свою коротко стриженую, словно у мальчика, голову.
   - Госпожа, а можно я тоже… потру вам спинку? - тихо спросила Ооками. И, не дожидаясь разрешения и решительно завладев второй мочалкой, в свою очередь принялась бережно и ловко растирать кожу британки.
   Вылив изрядную порцию приятно пахнущего шампуня себе на ладонь, мисс Сеймур авторитетно сообщила, что её ручной японке ни в коем случае не следует себя уродовать - это не понравится хозяину дома, да и ей, Сарин Элизабет Сеймур - тоже. И что она хочет, чтобы Хотару вошла в их семью. Вариантов много, и Лиза, со своей стороны, готова помочь своей подопечной, чем только сможет.
   Ооками задумалась. В отличие от подруги, девушка вообще не видела вариантов своего вхождения в семью Сеймур. Да она, по правде сказать, и не ставила перед собой подобной цели, прекрасно отдавая себе отчёт в том, что она недосягаема в принципе. Она, Хотару, всего лишь служанка, одна из многих. На таких, как она, милорды не женятся, а лишь иногда используют для удовлетворения своих природных потребностей. Или Лиза-сан готова считать свою доверенную служанку едва ли не полноправным членом семьи?
   - Мне трудно понять вас, госпожа, - тихо произнесла, наконец, вчерашняя повстанка, когда мытьё было, в общем и целом, завершено. - Неужели вы сможете относиться ко мне, как к своей любимой сестре, даже если случится невозможное - впрочем, со служанками такое иной раз случается, и я стану носить под сердцем, вот здесь, - при этих словах девушка, всё ещё обнажённая, ласково погладила себя в нужном месте по упругому девичьему животику - вашу родную сестру, живую и настоящую?!

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » Академия Эшфорд » 29 квест. Идущий по следу.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC