Code Geass: Castling

Объявление









Информация для гостей:

Теперь любой гость может попробовать свои силы в игре. Для вас открыт Бал-маскарад. Надевайте маску, представляйтесь кем хотите (в рамках фэндома, конечно) и - в путь.
Информация для Таинственной Маски




Рейтинг игры: + 18.


В игру очень нужны Шнайзель, Наннали и Джино Вейнберг. Обещаем любить и холить. ♥

Администраторы:

Saery Twane
ICQ: 479814033


Друзья форума:

бесплатных фотохостинг WINX CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » Зона 11 » 2 квест. Трущобы.


2 квест. Трущобы.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Несколько представителей Евросоюза, прибывших на восточную территорию Британской Империи в качестве дипломатов и студентов по обмену между вузами, отправляются на разведку в трущобы Сектора 11, чтобы собственными глазами увидеть, как и чем живёт народ. А за одним, возможно, если повезёт, встретится с Зеро.


Очерёдность:

Saery Twane
Villiam Cryterro

0

2

Анализ данных из СМИ дал юной шпионке ничтожно мало. К тому же сам лидер Ордена Черных рыцарей был настолько загадочен, что и полученной информации не стоило особо доверять. А посему стоило лично предпринять вылазку. И не привлечь внимания имперских. Их Ирэн не то, чтобы не любила, но относилась с некоторым недоверием. В большинстве своем они были выскочками, действующими на нервы и мешающими работать. А те, кто ими не был, очень быстро становились мертвыми.
Надеюсь, они не будут становиться на моем пути, - подумала она, - потому что светить перед ними своими талантами мне не хочется. Да и не заслуживают они этого.
В полуразрушенных кварталах Токио Садовски ощущала легкое беспокойство. Шастать по таким местам без брони было как минимум неразумно. Но поскольку бронекостюм Шэдоу все еще находился в стадии создания, единственное, что могло дать хоть какое-то преимущество, был искусно замаскированный танто.
Маловато. Но все же лучше, чем совсем ничего.
А поскольку экипировка была минимальна, красться особого смысла не было. В случае чего – айкидо в помощь. Однако рыжая очень надеялась, что обойдется без рукоприкладства.
Вряд ли за этими районами наблюдают, но мне бы не хотелось зря рисковать. По крайней пока.
Медленно и осторожно выискивая путь среди хаотично разбросанных обломков, она внимательно, не забывая при этом изображать искреннее удивление, рассматривала окрестности. Вряд ли тут возможно встретиться с Зеро. Если, конечно, речь шла о главе Ордена Черных рыцарей, а не об одной рыжей разведчице из Евросоюза.
Вот потеха-то будет...
Пока в поле зрения не попало ровным счетом ничего интересного. Но это пока. Стоило продолжить осмотр местных «достопримечательностей». И при малейшей угрозе быть готовой к действиям.

Отредактировано Irene Zero (2014-11-01 16:11:13)

+1

3

Зона 11 кипела, словно разворошённый муравейник. Саэри впервые видела её так близко, находясь в непосредственной близости от средоточия революционной деятельности. Ей было немного страшно и, в то же время, крайне любопытно: хоть глазком узреть то, о чём пестрят газеты и вещает ТВ.
Кем бы ни был Зеро, его дерзость и ловкость поражают.
Девушка смотрела на улицы некогда прекрасного токийского поселения и ужасалась уровню разрухи, царившему почти повсеместно. Торчали металлические каркасные штыри, похожие на обглоданные кости. Сыпалась кирпичная крошка и известь. Под ногами крошилось битое стекло.
Обездоленные несчастные люди смотрели на неё голодными страждущими глазами, полными страха и боли. Они настолько отупели от постоянного полуживотного существования, что, забыв о врождённой гордости, тянулись за подачками к рукам, которые обрекали их на эту позорную участь.
Отвращение пополам с жалостью теснило сердце Саэри. Но сочувствие не давало понимания, как вообще возможно опуститься до такого состояния. Она боялась смерти, как боится её всякая здоровая живая тварь, и что с того? Есть вещи похуже смерти.
Оглядываясь по сторонам, путешественница пробиралась в глубь города, ежечасно опасаясь нападения как распоясавшихся титулованных британцев, так и униженный, доведённых до крайности одиннадцатых. Ужасная изнанка благой и мудрой государственности, утверждённой императором Чарльзом, смотрела на неё со всех сторон оскаленным черепом.
- Не найдётся закурить? - дыхнули перегаром откуда-то справа, так неожиданно, что Саэри рефлекторно шарахнулась от попрошайки, и только потом, оглянувшись, поняла напрасность своего секундного страха. Человек был слишком жалок и слаб, слишком тщедушен, но без безумия отчаяния в глазах. Лишь пустое равнодушие. Он смирился с рабской участью, привык к ней, как привыкают к утреннему холоду или туману жители великого Альбиона.
- Я не курю. Простите, - девушка поспешила прочь, стремясь уйти подальше от неприятного собеседника.
Она уже достаточно налюбовалась колонией. Интерес, прежде гнавший её в неблагополучные районы токийского поселения, иссяк. Единственное, чего Саэри сейчас хотелось, так это оказаться за стенами посольства.
Однако, вопреки желанию, продиктованному страхом и здравомыслием, любознательная путешественница продолжала путь, видимо всё ещё надеясь в конце его услышать и узнать что-нибудь о таинственном Зеро.

0

4

Зона одиннадцать... дом для всякой падали и швали, место постоянной борьбы между людьми: самовлюбленных аристократов, получивших возможности для возвышения из денег и положения, против одиннадцатых, которые когда-то имели право официально зваться японцами, сгнивших не меньше, чем их нынешние господа за счет пресмыкания многих перед ними. Удивительно, что фронта сопротивления при этом умудрились не только возникнуть, но и найти столь интересного лидера как этот Зеро, что активно взбаламутил округу.
Большинство людей старалось избегать его, видя аккуратную и довольно качественную одежду, а также британские корни его черт лица, которые говорили "аристократ - преклонитесь" незнающим и слабым волей людям, привыкшим гнить в своем уголке и бояться. Нельзя сказать, что победы Зеро сильно изменили что-то в этом районе - лишь дерзких взглядов стало несколько больше, но они не рисковали наезжать в основном на крепко сложенного британца, по выправке явно хорошо физически подготовленного. Он же взглядом отмечал угрозу и соображал, стоит ли привлечь внимание и бросить людям вызов или же пройти дальше. Тело требовало тренировки, но в школе его невероятные физические способности могли привлечь внимание. Да и манипуляцию с памятью на школьниках проворачивать смысла не было - а Гиасс также требовал постоянной практики. Иначе он может вновь впасть в череду безумных погружений в чужие памяти и в этот раз все-таки потерять свою личность, недостаточно контролируя себя в момент очередного кризиса.
Именно этим двум целям Вильяму служили его прогулки по самым мрачным частям зоны, как например эта, состоящая вплоть из развалин. Впрочем, после усиления сопротивления таких разрушенных районов становилось все больше, как и жертв, в виду того, что массовые военные действия вели и к увеличению риска для окружающих. Вероятно потому на человека сильного здесь смотрели со скрытым страхом или даже ненавистью. Но не трогали, опасаясь того, что теперь происходило часто. Опасались внимания. Нет, так дальше не пойдет.
- Здесь нет сильных. - Отметил он вслух с раздражением. Похоже, в этот раз ему действительно придется возвращаться без тренировки. Или же...
Все-таки ему улыбнулась удача. Не то что тем, на кого он наткнулся. Проходя мимо очередного проулка, он наткнулся на довольно-таки "веселую" сцену типичнейшего изнасилования парой из британцев юной японки. Что ж. Не то чтобы слабые, но меч не потребуется. А пистолет он не брал вовсе - в его цели входила исключительно разминка и, в крайнем случае, аккуратное убийство, если противник слишком зарвется и не сможет остановится, когда поймет силу бывшего телохранителя. Но благородное. Какими бы не были эти бродяги отвратительными и гнусными, он давал им время дать отпор и убежать.
Одного из парней, не успевших среагировать на его появление, он просто хладнокровно избил до неспособности шевелится, вычленив его из пары как слабейшего. Отодвинув его от жертвы, мужчина поигрался с ним вряд ли лучше, чем эта парочка с их жертвой, которая уже давно охрипла и лишь слабо всхлипывала, с ужасом следя за происходящим. Выбитые зубы от довольно-таки простенького удара, далекого от боевых искусств, а также несколько приемов, в основном использовавших неумелые попытки парня сопротивляться для оборачивания силы этих ударов против него самого, этих приемов было достаточно, чтобы лишить его способности сбежать, мимолетным движением сломав столь хрупкие у обычного человека кости. Его друг оказался сильнее.
Пока Вильям боролся с этим мальчишкой, понявшим по примеру пытавшегося уговорить их противника друга, что не мешать, присоединится или хотя бы дать им удрать аристократ явно не собирается, яростно сражался за свою сохранность. Мужчина даже вспотел - напуганный противником, мальчишка двигался необдуманно и атаковал уповая на свою силу, но в то же время и довольно неожиданными приемами. В какой-то мере он все же помог ему размяться, но нельзя сказать, что этого было достаточно. Это были обычные гнилые британцы, привыкшие унижать и заставлять пресмыкаться перед ними. Таких как эта парочка было много, но всех их Крайтерро терпеть не мог, как и некоторых одиннадцатых, по причине подобной их, но желающих скорей самоутвердится хулиганивших как в своем районе, так и чужих.
- Убирайся. Ты мне не интересна. - Бросил он через плечо торопливо одевающейся и бросающей на него испуганные опасливые взгляды одиннадцатой, которая, видимо, вообразила, что он теперь вполне может занять место ее насильников. Но нет, его противники интересовали мужчину куда сильнее. Он едва дождался, пока девчонка уйдет и сдвинул повязку в сторону. Вставленный чужой глаз зловеще светился печатью вечной активации. Насколько слышал Вильям - обычно после такого Гиасс может стать только вечным - то есть занять оба глаза, но в его случае ему это вряд ли грозило - вполне возможно, что второй глаз уже давно активировался у того паренька или девушки, чей глаз ему вживили взамен утраченного. Впрочем не важно.
Он ударом привел слабака в себя и поднял, нарочно нажав на переломанную, чтоб мальчишка не сбежал кость. В этот переулок редко кто заходил - за свои прогулки он успел в этом убедится. Вероятно поэтому его здесь уже приметили и не совались к нему на встречу так часто. Он мог рассчитывать, что его странный сосредоточенный на испуганно сжавшемся британце взгляд не откроется случайному зрителю, пусть и неосведомленному о свойствах подобных глаз. Теперь он мог слегка поиграться с памятью этого мальчишки, а для этого ему следовало сосредоточится на пареньке, потому и пришлось отделать его друга посильнее - в такой ситуации он был довольно уязвим и вполне мог неожиданно получить нож или дубинку по голове в качестве "благодарности" за те переломы, что он обеспечил этой парочке.

Отредактировано Villiam Cryterro (2015-05-28 21:57:08)

+1

5

Саэри была напугана – состояние необычное для неё. Внешне её страх не слишком бросался в глаза, поскольку тело и лицо, привычные за долгие годы к скудному проявлению эмоций, не спешили выдавать свою хозяйку. Тем не менее, прежняя жизнь теперь смотрела на неё чужими глазами.
В кармане короткого лёгкого приталенного плаща лежал газовый баллончик на случай посягательств сексуального характера. Но не в случае одиннадцатых, пожалуй, следовало его применять. Аборигены находились в слишком отчаянном положении, чтобы думать об удовольствиях, а не естественных жизненно важных потребностей организма. Вода, еда и кров над головой, и чувство защищённости. Ничего этого у них не было, и Саэри было страшно представить, что делала бы она, окажись на месте одиннадцатых.
Проклятая Британская Империя уже давно простёрла алчные руки над Евросоюзом, стремясь забрать последнее, что ещё оставалось не в её власть.
Так похоже на императора Чарльза…
Как медик, Саэри усматривала в поведении британского монарха очевидные признаки психического заболевания. Ярко выраженное желание самоутверждения, доведённое до абсолюта, пополам с неприкрытой агрессией и комплекс «бога». Добавить к перечисленному выше чрезмерное увлечение женщинами, и вырисовывается чёткий портрет типичного пациента психиатрической лечебницы. Один из тех людей, которых ни в коем случае нельзя допускать до руля власти, шутка подумать, руководил огромнейшим государством в мире.
Тишина. Переулки менялись один за другим, обстановка оставалась прежней. Народу становилось меньше. Как будто Саэри попала в резервацию.
О понятии резервации она знала лишь понаслышке, никогда не видевши воочию. Но почему-то пустынные улицы, полузаброшенные дома ассоциировались у неё именно в этом ключе. Зрелище сколь печальное, столь и неприглядное.
Из одного из переулков навстречу девушке выбежала одиннадцатая в полуизорваной одежде – жертва грабителей или насильников, судя по выражению страха на лице, более глубокому, чем у большинства её соотечественников.
Где же Зеро? Он обещал нести справедливость, без расовых и классовых предрассудков, он так красиво говорил с экранов ТВ, так старательно выводил из себя и запутывал сильных мира сего. Где он теперь? Почему не радеет за жизнь обычного человека, которую брался защищать?
Саэри не была возмущена. Она просто хотела знать ответ. Любопытство заставило её следовать вопреки логике, туда, откуда только что сбежала одиннадцатая.
Глазам девушки открылась страшная сцена: избитые, искорёженные тела британцев и фигура мужчины, склонившаяся над одним из них, с пока ещё неясной целью.
Одно было точно: это не Зеро.

+1

6

Он шагал по галереи чужих воспоминаний. Она напоминала чем-то пленку из старых камер на белых, переходящих в пол стенах, созданных его разумом для устойчивости, с застывшими фрагментами чужой памяти, в отличии от тех самых кадров в камере обладавших всеми цветами исходных событий. Яркие, если почти не забыты, размытые, если память человека уже почти избавилась от этого момента и его влияния на жизнь. Чем сильнее затуманен эпизод, тем хуже его помнит мозг владельца. Впрочем, если он шагнет в одно из них, все они будут одинаково четкими и напоминать сцены с реквизитом, в роли которого - живые люди. Недвижимые фигуры, способные двинуться по желанию владельца Гиасса или ожить, показав воспоминание глазами его владельца. Впрочем, шагнет - это не очень хорошо сказано для описания действия, проворачиваемого в чужом разуме. Ведь по сути он не двигался - лишь его собственный разум и сила блуждали по чужой памяти.
Если он пожелает - любое воспоминание станет четче, ярче в чужой памяти. Изменится, повинуясь его приказу. Или от удара мечом просто исчезнет.
Вилльям закончил манипуляцию с первым человеком быстро - заменив ситуацию с дракой на бой парочки между собой. Силы еще оставались на вторую попытку, но могли отказать в любой момент, потому он торопился. И теперь Крайтерро полностью воспроизводил в разуме второго парня такую же сцену драки, стирая фрагменты своего присутствия во время поединка. Его "декорация" была заменена другим телом и лишилась мастерства движений, став значительно более неуклюжей. Теперь она хорошо воплощала его задумку. Он изменил и причину драки на ссору "за первый раз" девушки, впрочем, хорошо продумать обоснуй он не успевал - глаз с гиассом заслезился и он, не выдержав, разорвал контакт, на мгновение зажмурившись. Впрочем, то, что он сумел поработать над памятью обоих можно было назвать успехом.
Отпустив уже ненужного бандита и вытирая слезы отчаянно болящего лилового со знаком "птицы" внутри глаза, мужчина не сразу заметил, что уже не один. А когда обнаружил - поспешил закрыть повязкой необычный глаз и развернуться.
- Что смотришь? Нет смысла их жалеть. - Короткими резкими словами произнес он, пытаясь рассмотреть незнакомку. В переулке было темно и ему пришлось сделать несколько шагов в ее сторону, чтобы разглядеть ее черты. Впрочем, телохранителя, пусть и бывшего они интересовали мало - он привык оценивать угрозу и без проблем отметил оттопыренный карман приталенного пальто. Настроение после драки было приподнятым и он даже потратил время на совет.
- В приталенной одежде не прячь. Заметно. При нападении отнимут. - Для него это был довольно развернутый комментарий. Впрочем, им он был намерен и ограничится - распинаться с незнакомой девушкой он не желал. А если точнее - не желал и не умел. Таков уж его характер. Крайтерро слишком привык к действиям и постоянные разговоры его удручали. Мужчина мечтал о равном противнике, о битве с риском и тайными картами в рукаве, а приходилось учить студентов бегать стометровки и скакать через козлов. Да еще и объяснять им вроде бы ерундовые вещи. Например - чем полезно физическое развитие. Хотя приучать их к дисциплине ему нравилось, но сейчас он был вовсе не в академии, а значит и болтать ему было не обязательно. Вилльям был намерен аккуратно потеснить девушку плечом и уйти, пока его жертвы не очнулись.

Отредактировано Villiam Cryterro (2015-06-04 10:56:44)

+1

7

Саэри не знала как себя вести в подобной ситуации. Она готовилась к возможной встрече с грабителем, насильником или даже маньяком. Но человека, находившегося прямо перед ней, нельзя было отнести ни к одной из трёх категорий. Он был совсем другим.
Не злым, не добрым, не отчаявшимся и не опоённым безнаказанностью и вседозволенностью. Похожий на бога и демона одновременно. Не человек.
С большим трудом удалось подавить дрожь, проснувшуюся во всём теле. В глубине головы засела мысль, что вздумай она убежать, далеко убежать не получится.
Девушка успела заметить, как он прячет за повязкой целый здоровый глаз, почему-то имеющий неестественный розоватый оттенок у радужки. Саэри никогда не доводилось видеть таких глаз. Любопытство несостоявшегося медика возобладало в ней над разумной осторожностью женщины и политика.
- Что с вашим глазом? – спросила она. – Почему вы его прячете? Вам нужна помощь?
Вот уж вряд ли, учитывая, как легко разобрался с группой британских бездельников. На самом деле ей было страшно: стоять и вот так просто разговаривать с ним, не зная ни национальности, ни рода деятельности, ни общественного статуса. Ни даже имени.
Можно было лишь сделать кое-какие выводы о национальности, анализируя чисто визуальные данные. Скорей всего британец. Черты человека европейского типа, с присущими коренным британцам посадкой головы и осанкой. Да и кто тут может быть кроме британцев и одиннадцатых.
Странно, почему он напал на своих? Саэри слышала, что между представителями британской элиты случались стычки, но чтобы так! На лицо была видна профессиональная жестокость, какая встречается у силовиков, занятых на развязывании языков особо упорным.
А что если она оказалась свидетелем какой-то особой операции, в которой заняты военные? Её ведь могут устранить, как нежелательного свидетеля.
Мужчина, похоже, не отличался терпением. Или ему просто не понравилось, как чересчур откровенно и долго его разглядывают. Сначала он заметил ей, что нет смысла жалеть тех, кто вольно или невольно стал жертвой его суда. Потом сделал замечание по поводу газового баллончика у неё в кармане.
- Я их не жалею, - произнесла девушка, опустив руку на карман пальто, где лежал газовый баллончик. Пытаться достать бессмысленно и рискованно. Проинформированный враг – вооружён и очень опасен. Но так было немного спокойнее. А как отнестись к пострадавшей кучке британцев она, честно говоря, не знала.

+1

8

Похоже, несмотря на резкость его движений, девушка сумела все-таки что-то увидеть. Это было не слишком хорошо. Вилльям не собирался устранять свидетелей драки, но если кто-нибудь прознает о существовании силы Гиасса, убить его будет необходимо во имя миссии Его Величества. Потому как знание о этой силе может создать определенные неудобства в планы Чарльза. А убивать беспомощную девушку, не способную оказать достаточного сопротивления? Нет уж... женщин он убивал, но это были действительно опасные женщины, мешающие короне. Эту же устранить только за возможное знание казалось через чур.
- Он просто иного цвета. Не люблю. - Отозвался мужчина коротко, подобрав наиболее подходящий вариант ответа. Гетерохромия была проблемой редкой, но все же существующей и не могла вызвать лишние вопросы. Тем более что ему казалось вполне нормальным, что из-за каких-то внутренних проблем в прошлом можно его прятать. Подумав, он все же добавил. - Помощь ни к чему. И тебе советую убираться отсюда. Скоро очнутся и могут пойти за новой жертвой. - "С другой стороны, скорей всего они сначала начнут разборки между собой и девушка наверняка удивится тому, что эта парочка дерется друг с другом." - Судя по всему шатенка уже успела определить виновника ситуации в подворотне и вполне могла привлечь внимание не нужным удивлением. Так что вероятно следовало ее убрать отсюда в краткие сроки.
- Не задерживайся тут. Ты иностранка? Одиннадцатые часто нападают на иностранцев, не разбирая кто они. А этой парочке и вовсе плевать. - Он слегка брезгливо передернул плечами и решил, что на сегодня разговоров достаточно. Впрочем, как угрозу он девушку по-прежнему абсолютно не воспринимал. Разве может быть угрозой любопытствующая девица с газовым баллончиком? Впрочем, это не мешало ему оставаться настороже. Даже если девчонка не замаскированный боец, усыпляющий его бдительность, парочка могла очнуться еще до окончания разговора. - Тебе есть куда идти? Советую туда убираться. - Как обычно грубо закончил разговор темноволосый, взглядом изучая окрестности. Не хотелось ему найти пару-тройку лишних свидетелей его появления в подворотне.

+1

9

Саэри чувствовала угрозу, исходящую от странного типа, стоявшего перед ней. Слышала повелительный, резкий, суровый голос, требовавший ей убираться и как можно скорее. Она и сама прекрасно понимала, что подвергается нешуточному риску, задерживаясь здесь долее, в столь пугающе необычном обществе. И продолжала оставаться неподвижной и безмолвной, пока незнакомец то угрожая, то расспрашивая, то суля неприятности со стороны британцев.
Кто ей опасен? Эти побитые мальчишки?! Нет. Когда они придут в себя, даже если это произойдёт в скором времени, последнее, что придёт им в голову – напасть на кого-нибудь, хоть и на неё. Да, Саэри слаба. Баллончик не спасёт ни её жизни, ни её чести. Но после пережитого вряд ли они вообще будут способны поднять хоть на кого руку. Тем более, когда тип, побивший их, находится совсем рядом. Пока он здесь, бояться следует только его.
Девушка смотрела в глаза незнакомого страшного мужчины, словно загипнотизированная, как кролик перед змеёй. Или бабочка, отравленная паучьим ядом.
Она осознавала всё происходящее, но ничего не могла сделать. Как будто смотрела со стороны на происходящее, через объектив кинокамеры. И всё было понарошку: сон, игра, бред воображения, перенасыщенного эмоциями и знаниями сегодняшнего дня, тянущегося, словно целое столетие. Отрешённость и одновременно страх плескались в её глазах, прежде смотревших на других людей лишь с холодным высокомерием и расчётливостью.
Незнакомец быстро определил, с кем имеет дело. В его отношении к иностранцам промелькнула брезгливость. Либо же она относилась к поверженным противникам. Саэри не знала, подозревая, что в какой-то мере близка к британским бандитам в его глазах – не насильник, не вор, просто безмозглая дурочка, которая лезет, куда не просят.
В душе слабо колыхнулось возмущение. Проснулась задремавшая было гордость.
- Я – медик, - зачем-то произнесла девушка.
В самом деле, уж не собирается ли она оказывать первую помощь всякой праздной сволочи, да ещё на глазах у человека, только что хладнокровно и жестоко избившего их.
- А ещё я хотела увидеть Зеро, - Саэри попыталась исправиться, но, похоже, сделала только хуже. Или глупее. Теперь незнакомец впрямь решит, что имеет дело с конченой дурёхой, фанатично восторгающейся таинственным героем в плаще и маске.
«Хватит. Надо поскорее уйти отсюда. И зачем я затеяла этот глупый разговор?!»

0

10

Для Вилльяма раздражающим было то, что девочка всерьез не воспринимает его предупреждения. Он ведь практически уделил ей время. Такие типы как эти хорошо помнят моменты своих унижений. И таким может стать видение незнакомой девушки их плачевного состояния. Да, он сломал им пару ребер и руку, но если они запомнят эту девушку, то при случайной встрече могут и отыграться.
- А я учитель. Но не думаю, что эти двое сейчас в духе, чтобы нуждаться в лечебных услугах прохожего или наставлениях. - Да, эта девчонка его раздражала, заставляя оставаться на месте и еще говорить. Много. Мужчина не любил этого. Вилльям считал, что любому разговору свое время. И длинные речи лишь признак того, что человек любит тратить это время зря. А сейчас выходило, что он сам поддерживает этот разговор тем, что отвечает.
И тем не менее... Упоминание Зеро напомнило ему о многом. О смерти принца Кловиса, которого он защищал, о том, как он стоял перед императором и не смел сказать, что он сам не помнил, как оказался за пределами охраняемой зоны.
- Да... Я тоже хочу с ним познакомится. - Тон мужчины опустился до угрозы в голосе. Сомнений не оставалось - встреча с этим человеком для Зеро может быть опасной. Если конечно он не припрячет несколько тузов в рукаве. И плохо тогда придется самому темноволосому.
Все чаще ему приходило в голову, что виновником его падения в глазах императора был Гиасс - именно поэтому его, несовершенного владельца, отослали сюда, но не подвергли тем наказаниям, что достались многим другим за предательство, которое они свершили отнюдь не специально. Все было подстроено и изменено для исполнения желания того, кого звали Зеро. С какой целью он действовал? Вилльям не знал. Сильные мира сего не делились с ним своими планами, как император, не сообщивший для чего он даровал жалкому телохранителю дар изменять реальность, так и этот опасный человек, что однажды воздействовал на него и вынудил его подчинится своему приказу.
- Что ж.. Я могу побыть телохранителем. Ищи кого хочешь, а я присмотрю, чтоб ты не влипла по глупости. - Все же решил мужчина для себя. Во-первых, он уже давно никого не охранял и мог потерять сноровку. Во-вторых - был шанс хотя бы увидеть знаменитого Зеро, хотя слова девушки не оставляли сомнений, что она сама не знает где искать и к кому обращаться. В-третьих - это был хороший повод вытянуть наконец эту дурочку отсюда и лишний раз не беспокоится более о наличии мозгов в разных физиономиях. В каком-то роде примешалась сюда и вина - свою невесту и жену он не сделал счастливым и до сих пор чувствовал неловкость перед хрупкими и ломкими женщинами, чья неспособность себя защитить вводит их в беды и несчастья, каким стал он для своей супруги.

+1

11

Саэри никогда никто не охранял. Она – птица не того полёта, чтобы иметь значительный вес в глазах сильных мира сего, которые могли бы обеспечить её личную безопасность.
И вдруг появляется человек, который совершенно бесплатно предлагает свои услуги в качестве телохранителя. При этом он представляется учителем. Но кого и чему он учит? Преподаёт  боевые искусства в каком-нибудь закрытом клубе?
Девушка не знала, что и думать. Ей было непривычно боязно. Врождённое чувство осторожности подсказывало держать ухо востро с этим человеком.
Она даже подумала, не сыграло ли решающую роль в его желании помочь ей замечание насчёт Зеро. Вполне может быть. Он ведь и сам сказал, что интересуется Зеро. Что если они знакомы, и сейчас незнакомец попытается прямиком привести её в ловушку, откуда нельзя будет позвать на помощь и сбежать.
«О чём ты только думаешь?! Ты уже находишься в месте, откуда нельзя сбежать и нельзя никого позвать на помощь».
На самом деле у неё просто не оставалось другого выбора, кроме как смириться с непредвиденным сопровождающим.
- Я согласна на ваше предложение. И раз уж мы решили путешествовать вместе, то давайте хотя бы познакомимся. Меня зовут Саэри.
Девушка протянула руку для рукопожатия. Она практически не сомневалась, что имя, которое назовёт незнакомец, не будет его настоящим именем. Она всего лишь хотела облегчить дальнейшее общение с ним. Кроме того, так требовали правила хорошего тона.
Раненых и побитых она без всякого сожаления оставила без внимания, сообразуясь не с предписанной ей клятвой Гиппократу, а со здравым смыслом. Кем бы ни был её спутник по своему роду деятельности и образу мыслей, он был прав: бандиты и насильники не нуждались в услугах врача. Скорее уж в заботах исповедника, который мог бы отпустить им их многочисленные тяжкие грехи. А на роль наставницы Саэри уж точно не годилась.
Но кое-что она всё же решилась узнать:
- В этих местах бывают наряды полиции? Хоть иногда? Не в курсе?
Девушке очень не хотелось по нелепой случайности оказаться замешанной в неприятную историю, ни как свидетелей, ни тем более, как непосредственный участник. В иных случаях уголовной практики, насколько ей было известно, невмешательство оценивалось, как соучастие в преступлении, и каралось весьма жёстко.

+1

12

Не похоже было, что девушка испытала от его слов облегчение, впрочем, Вильяма это мало волновало. Для его личности это было лишь небольшой попыткой вспомнить былое, пусть и на довольно жалком человеке - очевидно, что вряд ли кто решится встать у них на пути, если они будут вдвоем - некоторые слухи о нем все же просочились в массы этой части трущоб и стали поводом опасаться его.
- Вильям Крайтерро - Он не беспокоился о том, что будет узнанным. Это вообще его мало волновало, до тех пор пока это не мешало планам Его Величества. С другой стороны, он мог и не волноваться по этому поводу - имена телохранителей таких личностей обычно остаются в максимальной секретности. Как боец он любил игры с риском, но никак не бессмысленные хитрости с желанием запутать противника и ввести его в заблуждение, хотя и понимал нужность таких процедур. Впрочем, для Академии Эшфорд он имел ложную биографию и рекомендации, иначе бы попасть в преподавательский состав данного здания было бы слишком сложно.
Да и узнай девушка, кто он, заинтересуется ли она его прошлым? Вряд ли. Мужчину вполне устраивал вариант, в котором она посчитает его имя ненастоящим, чем-то вроде псевдонима. Тем более что фамилия интересная - От слов "крик" и "ужас" - как нельзя точно ему соответствует.
Он постарался как можно более аккуратно пожать девушке руку, не сжимая ее слишком сильно, чтобы случайно не сломать хрупкое запястье. Едва сжав, чтобы тут же отпустить. Не более чем дань вежливости - он вовсе не хотел сломать Саэри руку излишне грубым приветствием, что было распространено в их кругах для демонстрации физических сил.
Покосившись еще раз в сторону подворотни - парни уже давно начали подавать признаки прихода в сознание, мужчина, игнорируя поначалу вопрос просто коротко произнес:
- Пошли. - Предлагая девушке выбрать наконец направление и двигаться в нем прочь и лишь затем, когда они отошли на расстояние от напрягающей его компании, на автомате проведя пальцем по глазу с повязкой, ощущая в нем сильную боль, мужчина, следовавший за девушкой слегка левее ее плеча, чтобы легко оказаться спереди соизволил ответить на ее вопрос, прикрывая здоровый глаз.
- Ни разу не видел. Одиннадцатые сами может и пытаются патрулировать части зон отведенные для них, но британцы явно не заинтересованы в жизни кого-либо, кроме них. Большинство. - Он сощурился с легкой полуусмешкой, как могло показаться кому-то особо наблюдательному и открыл глаз, вновь бросая напряженные взгляды по сторонам. Его внимание отпугивало лишних людей, не желающих связываться с лишней проблемой, а потому многие, кто подозревал, что внимание направлено на них спешили опасливо уйти, не понимая что дело телохранителя - это следить непосредственно за возможной угрозой. Впрочем, Крайтерро такая ситуация вполне устраивала. - И зачем тебе Зеро? - Телохранителю не полагалось задавать вопросы, но он видел, что от его внимания девушка все время напрягается, словно боится, что в любом момент он двинет ее мечом по голове. Необходимо было ее отвлечь, а то может найти парочка излишне "умных" одиннадцатых, которые решат, что ведут девушку силой и, если они спасут ее, им можно будет с ней позабавится. Может тут были и действительно благородные люди, но пока Вильям таких не замечал.

+1

13

Саэри чувствовала непривычную робость вблизи этого человека. Что-то манило её к нему и отталкивало. Заворожённая взглядом и словами змеи, она не могла найти в себе силы сделать первое решительное движение: уйти или продолжить путь вне зависимости от желанных или нежеланных спутников.
Мужчина представлялся. Какое необычное сочетание: английское имя, и фамилия, по звучанию похожая на итальянскую. Если и то, и другое – выдумка, то чем руководствовался, какими соображениями, сэр Вильям, когда назвался так? Даже спонтанность и «первое, что пришло в голову» продиктованы какими-нибудь причинами, воспоминаниями о событиях из прошлого или о прошедших чувствах. По какой причине ему дороги и это имя, и эта фамилия.
Саэри чуть-чуть наклонила голову: приятно познакомиться.
- Итальянец?
Однако сэр Вильям не был любителем затягивать с формальностями. Назвавшись и коротко пожав руку, он снова заговорил о насущном, как будто взывая к здравому смыслу девушки.
И то верно. Британская распущенная молодёжь мало-помалу начала приходить в себя. Через несколько минут они очнутся, осознают, где они и что с ними, и поднимут шум. Её здесь точно не должно быть.
Саэри снова обрела прежнюю уверенность в себе. Она решительно зашагала дальше, миновав лежащие тела с выражением холодной брезгливости на лице, не оглядываясь назад и по сторонам, прошла до следующего поворота и с облегчением почувствовала, как тревога, державшая её на протяжении всего последнего часа, вдруг отпустила.
Девушка брезгливо и раздражённо передёрнулась вопреки привычной холодности, услышав замечание о британцах. У неё было ощущение, что это камешек так же в её огород. Точнее, в огород её народа. Чем Евросоюз лучше напыщенных имперцев? Они – такие же нацисты, возомнившие себя лучше других и интересующиеся только и только собой.
На вопрос, зачем ей нужен Зеро, Саэри не знала точного ответа. Бывает такое, что душа смутно просит чего-то – чего не выскажешь словами, и даже мысленно оформить желание вряд ли получится. У девушки было именно такое чувство, смутное, неясное. Как если бы кто-то невидимый вёл её в качестве поводыря за какой-то надобностью.
- Мне интересно, - неопределённо и очень размыто заявила она.

0

14

Квест завершён.

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » Зона 11 » 2 квест. Трущобы.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC