Code Geass: Castling

Объявление









Информация для гостей:

Теперь любой гость может попробовать свои силы в игре. Для вас открыт Бал-маскарад. Надевайте маску, представляйтесь кем хотите (в рамках фэндома, конечно) и - в путь.
Информация для Таинственной Маски




Рейтинг игры: + 18.


В игру очень нужны Шнайзель, Наннали и Джино Вейнберг. Обещаем любить и холить. ♥

Администраторы:

Saery Twane
ICQ: 479814033


Друзья форума:

бесплатных фотохостинг WINX CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » Академия Эшфорд » 25 квест. Детективы


25 квест. Детективы

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://s7.uploads.ru/t/njOeU.jpg

Джоанна, доставленная Хотару и Сарин во двор Академии, не знает, что ей сейчас делать. Милли Эшфорд, заприметившая растерянно бродившую новенькую, после неприятного общения с Куро Асаши, решила познакомиться и разузнать, кто это такая и как тут очутилась. Вместе с тем, Милли начинает подозревать, что Хотару не просто так привела сюда эту рыжеволосую британку, поскольку бывшая повстанка на самом деле не такая уж "бывшая". Она хочет проверить свою теорию. А у Джоанны появляется шанс попасть в студенческое братство Академии. Карен, недавно вошедшая в состав студенческого совета, тоже становится свидетельницей яркого возвращения девичьего трио, и так же как Милли, испытывает интерес. У неё свои вопросы и свои подозрения, а Джоанна, оставшись наедине, представляет собой настоящую находку для шпиона.


Порядок отписи:
Joanna Shelton, Karen Stadtfeld, Milly Ashford

Погода и время:
Вечер. На улице тепло, безветренно, по небу изредка пробегают облака.
Температура +17.

0

2

Джоанна Шелтон, ловко и грациозно спрыгнув с сиденья мотоцикла, стояла, деликатно переминаясь с ноги на ногу, пока её новые знакомые - молодая графиня Сеймур и её бесшабашная компаньонка по имени Хотару вели разговор, со стороны больше напоминающий семейную сцену. Пока черноволосая “одиннадцатая” отчитывалась перед своей хозяйкой про свои успехи в деле борьбы с бандитами, мисс Шелтон слушала, едва заметно вздрагивая всякий раз, когда бывшая повстанка упоминала в своей речи оружие, раны, убийство. А потом юная японка решила показать трофейный арсенал…
   …Увиденное повергло девушку в шок. Джоанна, затаив дыхание, стояла, не в силах отвести взгляда от чёрных, словно порождения мрака, угловато-зловещих пистолетов. На картинках в книгах, а также в фильмах и телевизионных новостях оружие выглядело несколько иначе - не столь холодно и грозно, что ли. Глядя на этот смертоносный арсенал, мисс Шелтон лихорадочно размышляла. Что делать честным гражданам, когда бандиты и террористы носят с собой такие “сюрпризы”? Всеми силами бороться за строгий запрет подобных предметов, несущих людям страдания и смерть? Или же, наоборот, вооружаться самим и учиться обращаться с пистолетами?
   А когда юная амазонка вдруг сделала смелое и неожиданное признание в любви… своей хозяйке, Джоанна поняла, что пора “сматывать отсюда удочки”. И - как можно скорее. Сама мысль о возможности подобных отношений между двумя девушками вызывала в душе мисс Шелтон сильнейшее замешательство. Молодая британка, лицо которой густо залилось краской от посетивших её прелестную голову столь крамольных мыслей, стараясь не привлекать лишнего внимания к своей скромной персоне, технично переместилась в сторону зелёных насаждений, украшавших аллеи, и, пригнувшись, чтобы не быть увиденной, короткими перебежками достигла широкой перпендикулярной зелёной “улицы”. Всё. Теперь можно выбираться из этого незнакомого места. Вновь надев на голову свою шляпку (солнце в здешних широтах пекло немилосердно), незадачливая искательница приключений решила найти тех, кто может подсказать ей дорогу. Наскоро оправив свою одежду, и пожалев, что любимое зеркальце, доселе “обитавшее” в её дамской сумочке, теперь утрачено, Джоанна направилась в сторону, как она полагала, выхода. Здесь её никто не знает, о трудоустройстве, не имея на руках документов, не может быть и речи, а путь в гостиницу пешком - судя по всему, неблизок. Мысленно вздохнув, девушка решительно зашагала в выбранном направлении. Документы, пусть и с трудом, но всё же можно будет восстановить, деньги - на первое время попросить взаймы у родственников, а вот так просто взять и сложить руки, сдаться, не испробовав все возможные варианты, мисс Шелтон не собиралась. Категорически…

Отредактировано Joanna Shelton (2018-03-09 14:46:37)

+2

3

Карен задумчиво брела по корридорам академии. Много чего произошло за последние дни, её жизнь решительно переворачивалась с ног на голову,не давай ей времени одуматься, осознать происходящее, подготовиться к переменам. Стадтфилд разрывалась на два фронта, пыталась усидеть на двух стульях и сыграть две противоположные роли - послушная, скромная и слабая британская школьница и терорристка-пилот найтмара. Иногда ей казалось, что различия в этих ролях настолько велики, что рано или поздно она сорвется или сойдет с ума. Вздохнув, Карен вышла во двор. Несмотря на теплое солнце, воздух был освежающим. Легкий ветерок приятно холодил лицо. В голове то и дело крутилась навязчивая мысль - как долго она сможет находиться в этой академии? Немного неловко это признавать, но время проведенное в студсовете академии Эшфорд было действительно веселым! Милли не давала им скучать, и каждый новый день не был похож на предыдущий. Несмотря на её темперамент и стремление к своим целям, жизнь обычной школьницы с друзьями естественно укладывалась в её каждодневную жизнь. Ей нравилось веселиться с ребятами, забывать о всех проблемах и беззаботно смеяться. Жаль, что еще приходится держать себя в руках и не проявлять слишком яркие свои черты. Но стоит только подумать о том, как живут одиннадцатые, и все эти мелочи полностью растворяются в благости её жизни.
Прогуливаясь по территории академии, Карен неожиданно для себя стала свидетельницей достаточно шумной сцены. Две девушки, судя по всему, являющиеся ученицами академии Эшфорд и приехавшиеся сюда на мотоцикле, выясняли отношения. В любой другой ситуации Стадфилд немедленно отошла бы, ибо нет ей дела до чужих скандалов. Как ни крути, а ведь она даже не знает этих девчонок, их проблемы будут лишь засорять ей голову. Девушка уже было развернулась, как вдруг что-то блеснуло на солнце.
- Ерунда, - Карен мысленно повторяла себе. Она находилась достаточно далеко, и даже обладая идеальным зрением, не могла разглядеть предмет наверняка. Но все эти шумные разговоры о крови, ранах...Стадфилд немедленно укрылась за деревом, прижавшись спиной к стволу и прислушавшись. Не стоит накручивать себя. Вся эта война, терроризм, появление Зеро, все эти события наверняка просто запутали её разум в одну огромную паутину. Само собой, в таких условиях она начинает видеть во всем войну, британских шпионов и политические интриги. - Может, они о какой-то игре? - Помнится, этот же аргумент она использовала при встрече с Лелушем. В её случае это, конечно, было наглым враньем, но ведь не стоит эгоистично равнять всех под себя. Игры действительно невероятно популярны, а засчет своей реалистичности, могут давать серьезные познания о военной технике и войне.
Пока Карен скрывалась в листве, одна из девушек отделилась от группы и вскоре оказалась в другой стороне. Судя по всему, она не являлась студенткой этой академии, по крайней мере, в отличие от тех двоих, на ней не было формы. Не отдавая себе отчета в своих действиях, Стадфилд последовала за ней, не поворачивая головы краем глаза осмотрев двоих девушек, оставшихся выяснять свои отношения. Что ж, по крайней мере она их закончила. Может быть, можно будет узнать у них название игры, и тогда, на всякий случай, выстроить себе более серьезное алиби.
- Извините, - Карен приблизилась к незнакомке, внимательно рассматривая её внешний вид. Достаточно необычно. По крайней мере, она точно не одиннадцатая. - Вы что-то ищете? - и правда, девушка выглядела слегка потерянной. Достаточно завязать с ней разговор, а затем уже можно будет попробовать выудить какую-либо информацию о тех двух подозрительных особах.

+2

4

Милли Эшфорд думала, что после вынужденного неприятного общения с Куро Асаши не скоро вернёт себе прежнее жизнерадостное настроение. Но услышав, как Жорж с братом приветствуют нового соседа, почувствовала невыразимое облегчение и почувствовала себя отомщённой. Так что даже сама удивилась – неужели она настолько мстительная натура? Чтобы как-то компенсировать растраченную злость добром, девушка мысленно пожелала молодому нахалу удачи в поисках спасения.
Она могла бы и сама его спасти, но тогда урок пошёл бы не впрок.
Покинув здание общежития, Милли направилась было к зданию студсовета, но, заметив нечто необычное во дворе Академии, вынуждена была остановиться. 
Новоиспечённая студентка, которую ещё пару часов назад она сама наряжала и собирала, в компании с Лизой Сеймур и ещё одной рыжеволосой особой, одетой не как студентка, появились оборванные и растрёпанные, как будто за ними гналась целая свора бешеных собак, верхом на мотоцикле. Пытаясь вспомнить момент, когда подружки покидали Академию, Милли никак не могла отыскать в памяти кадр с транспортным средством. Его там точно не было, а значит, девочки нашли мотоцикл за то короткое время, что гуляли по городу. Вряд ли им его кто-то подарил и вряд ли они его купили. Столько наличных денег на карманные расходы не оставляют даже очень богатым девочкам очень щедрые родители. Лиза не относилась ни к тем, ни к другим, хоть и была родовитой аристократкой с британскими корнями.
Президент загорелась во что бы то ни стало выяснить в чём тут тайна. Пока приглядывалась, рыженькая отделилась от группы, оставив Лизу и Хотару бурно выяснять между собой отношения. Наверное, в связи с угнанным мотоциклом. Или с преследующими их неизвестными злодеями. Или в связи с рыженькой барышней, которую они привезли с собой.
«Интересно, кто их так?» - обдумывала Милли, разглядывая девушек без капли стеснения.
В конце концов, ей надоело довольствоваться ролью зрителя, и она направилась к подругам, но остановилась на полпути, приметив, как задержавшуюся неподалёку от неё рыжую технично перехватила Карен Стэдтфилд.
Она услышала вопрос и, улыбнувшись, сменила направление. Поймать Лизу она ещё успеет, а вот эту незнакомую леди надо ловить сейчас. И всё-всё выяснить.
- Привет! – блондинка поздоровалась одновременно с Карен и с её собеседницей.
- Вы знакомы с Элизабет? – а спрашивала она исключительно рыженькую.

+1

5

Рыжеволосая беглянка не успела преодолеть и сотню метров  в направлении предполагаемого выхода, когда случилось нечто совершенно непредвиденное - две незнакомых девушки - одна с удивительными волосами красного цвета, другая - пышногрудая блондинка с эффектной гривой, обе в униформе студенток, одна за другой, с самым решительным видом преградили ей путь.
   Густо покраснев от одной только мысли, что незнакомки сейчас оценивающе рассматривают её весьма потрёпанный наряд, изрядно пострадавший в результате недавнего инцидента, девушка сильно смутилась и стушевалась, не зная, что же предпринять, лишь от волнения теребя свою соломенную шляпку, которая, непонятно, каким образом, вдруг оказалась у неё в руках.
   Обладательница красных волос, вежливо извинившись, осведомилась, может, новоприбывшая что-нибудь ищет? А вторая, своей пышной гривой, манерой движений и даже выражением лица весьма напоминавшая маленького жизнерадостного львёнка (почему-то Джоанна была уверена, что у львят тоже есть гривы), поздоровавшись, спросила, знакома ли она, мисс Шелтон, с Элизабет.
   “Элизабет?! - в замешательстве подумала Джоанна. - Она, наверное, спрашивает про мисс Сарин Элизабет Сеймур, графиню, - догадалась она. - Ничего удивительного, мы же вместе с ней и Хотару приехали сюда на мотоцикле”.
   - Здравствуйте! - учтиво поздоровалась новенькая с обеими студентками сразу.
   - Да, я немного заблудилась, и ищу направление, чтобы выйти в город, - честно ответила мисс Шелтон на вопрос обладательницы красных волос - Извините, вы не подскажете, где я сейчас нахожусь?
   Возможно, в свои восемнадцать Джоанна Шелтон и была наивна, но не была глупа. Она прекрасно понимала, что сейчас находится не в старой, доброй Метрополии, а в “Зоне 11”, где запросто можно обнаружить повстанца там, где ожидаешь найти самого преданного монархиста, и верного приверженца британской короны среди людей, казалось бы, самой Судьбой предназначенных на роли отъявленных мятежников.
   Ещё сегодня утром, встретив своих нынешних неожиданных собеседниц, “Лисица”, как зачастую дразнили девушку в школе за огненно-рыжий цвет её волос, пожалуй, рассказала бы всё начистоту. Ведь она же не готовила ни на кого покушения, и не желала ничьей смерти! Зачем ей от кого-то прятаться и что-то скрывать! Но события этого утра, со всей жестокой очевидностью показали, что в Поселении Токио всё перепуталось и смешалось - британские военные пилоты были готовы походя раздавить ступоходами своих найтмаров соотечественницу, а маленькая “одиннадцатая”, рискуя собственной жизнью, спасала двух британок, которых, по идее, должна была люто ненавидеть - леди Сеймур и её, Джоанну Шелтон.
   Она не знала, да и не могла знать, кого поддерживают эти две девушки, её нынешние собеседницы - Британскую империю и императора Чарльза, или… Зеро?!
   Боясь окончательно запутаться в этом странном, перевёрнутом мире, Джоанна, взволнованно и сбивчиво, ответила так:
   - Я не была представлена… мисс Сарин Элизабет Сеймур. Но… мисс Хотару сообщила мне её имя, когда… попросила помочь леди Элизабет…

Отредактировано Joanna Shelton (2018-03-14 19:15:16)

+1

6

Карен со своим вопросом опередила её на совсем чуть-чуть. Угадала верно. Этот же вопрос вертелся на языке и у самой Милли. Она жаждала подробностей, а рыжеволосая девушка, напротив, желала свести к минимуму любое общение - судя по тому, как она торопила события.
  “Не так быстро. Я хочу знать, как вы познакомились с Сарин и Хотару”.
   Для Милли было удивительным услышать, что первой свела знакомство с рыжеволосой отнюдь не Элизабет. Оказывается, юная японка с противозаконным прошлым очень даже компанейская девочка. К тому же, речь шла о помощи Лизе. Неважно, какой. Но каким образом Хотару сумела уговорить совершенно незнакомую особу помочь ей?
   И где они достали мотоцикл? На ум Милли пришло, что мотоцикл мог принадлежать рыженькой. Хотя, сейчас Элиза и Хотару, похоже, уже куда-то его уволокли.
   Президент огляделась, заметила сладкую парочку вместе с транспортом у ворот гаража. Надо будет ещё и туда отметиться. Милли было любопытно взглянуть на машину вблизи. Внутренним чутьём Милли чувствовала, что находится на пороге какой-то тайны, которая ждёт, когда её раскроют.   
   Президент решила не откладывать дело в долгий ящик. Она схватила девушку за руки и крепко сжала их.
  - Спасибо, Карен, дальше я как-нибудь сама, - сказала она, обращаясь к Стедтфилд, давая понять, что Карен может возвращаться к своим делам. А сама меж тем снова обратилась к рыжеволосой:
   - Вы так и не представились, как вас зовут. И куда вы так спешите? После того, что вы пережили, вам просто необходимо выпить чашечку тёплого, успокаивающего чая. Вы находитесь на территории Академии Эшфорд. А меня зовут Милли Эшфорд. Я возглавляю Студенческий Совет. Но, наверное, вам это уже не очень интересно.
   Она взмахнула свободной рукой, как будто отмахиваясь, и настойчиво повела рыженькую вслед за собой к зданию Студсовета. Она бы и сама сейчас не отказалась от чая. Да и в буфете со вчерашнего вечера остались кое-какие сладости. За кружечкой, в тёплой компании и в уюте пробивает на откровенность.
   - Я видела, вы прибыли на мотоцикле. Это ваш? Я почему спрашиваю, - торопливо добавила блондинка, - У нас тоже есть свой, в Академии. Если что, всегда можем помочь с ремонтом. Или хотя бы, подсказать что. Я не сомневаюсь, Ривал с удовольствием вам поможет.
   Насчёт способностей Ривала Милли сильно сомневалась. Но надо же было каким-то образом вызвать рыженькую на откровенность.

Отредактировано Milly Ashford (2018-04-01 09:38:19)

+1

7

Девушка выглядела действительно смущенной и потерянной. Складывалось ощущение, что те две девицы просто притащили её сюда, не интересуясь её целями и желаниями. Прискорбно. Интересно, как она вообще оказалась в их обществе? Надо будет чуть позже поинтересоваться у Милли, кто они такие...о, Милли?
  - Спасибо, Карен, дальше я как-нибудь сама, - Бровь Кодзуки стремительно взмыла вверх, а на лице Карен замерло выражение полного удивления, скрещенного с крупицами возмущения. Нет, само собой, президент здесь Милли, и у неё карт-бланш на любого рода дела в этой академии, но извольте, у Кодзуки тоже остались вопросы к этой даме. Занятия уже закончились, а встречи студсовета сегодня нет. Не было бы никаких важных дел, на которые можно было бы сослаться, отправляя Карен куда подальше. Она не была уверена в том, что Милли успела расслышать обрывки фраз из диалога тех троих, но как командир личного отряда Зеро, Карен была бы не против знать наверняка, о чем шла речь. Ведь, раз уж в академии Эшфорд нашлось место для неё, той, что сейчас воюет в рядах ОЧР, есть шанс, что кто-то еще с темным прошлым и большим секретом нашел свое пристанище здесь. Кто-то, кому есть что скрывать.
- У меня больше нет дел на сегодня. - Вежливо ответила Карен и последовала вслед за Милли, которая уже вовсю щебетала и вела за собой гостью. - Интересно, насколько это невежливо? По сути, навязаться в кампанию людей без какого-либо весомого повода... - Она продолжала молча следовать за парочкой, чувствуя наростающее ощущение неловкости. Слепо следовать своему любопытству - это, конечно, здорово, но отсутствие причин и повода для таких действий может лишь вызвать к её персоне совершенно ненужные подозрения. 
- ...мисс Хотару сообщила мне её имя, когда… попросила помочь леди Элизабет… - Карен вскинула голову и с удивлением уставилась на незнакомку. Она не знает, где находится, её привезли сюда две девицы, которые обсуждали что-то из ряда вон выходящее и светили огнестрельным оружием перед окнами академии...нет, само собой, скорее всего, они просто обсуждали какую-то игру, а эти пистолеты просто инвентарь, бутафория. Может, это что-то типа эирсофта? Да, скорее всего. Кодзуки начинала припоминать, что в Зоне 11 действительно было какое-то развлекательное заведение, предоставляющее такого рода услуги. И всё же...
- Простите, - они решительно направлялись в здание студсовета, и Карен нутром чувствовала, что незнакомке более не сбежать из цепких рук Милли. Ох уж эта боевая мисс Эшфорд! Каждый раз мысль о нраве Президента вызывала улыбку на лице японки. - Я принесу вам сменную одежду, мне кажется, ваш наряд нужно привести в порядок. - С этими словами Карен свернула в один из коридоров,оставив парочку наедине. Уж Милли со своим обаянием наверняка разговорит эту девушку. Тем более, кажется, в них обеих поселилось нешуточное любопытство к этой леди. Схватив форму академии Эшфорд, девушка решительно направилась в главный зал.

Отредактировано Karen Stadtfeld (2018-04-01 13:07:46)

+2

8

Одна из студенток, та самая, которую мисс Шелтон назвала про себя “львёнком”, огляделась, вероятно, движимая намерением отыскать мотоцикл, а вместе с ним - Сарин и Хотару. Затем, сообщив второй учащейся, что полностью берёт дело в свои руки, принялась расспрашивать Джоанну. Мягко укорив собеседницу за то, что та не представилась, обладательница роскошной “львиной” гривы настойчиво предложила ей чашечку успокаивающего, тёплого чая. Представившись сама, то есть, сообщив, что её зовут Милли Эшфорд, место, где они сейчас находятся, называется Академия Эшфорд, и, словно бы между прочим, заметила, что возглавляет Студенческий Совет, почти кокетливо прибавив, что новенькой это вряд ли будет интересно…
  - Отчего же неинтересно?! - нерешительно запротестовала последняя.
   - Моё имя - Джоанна Шелтон, - извиняющимся тоном сообщила девушка. - Я совсем недавно в Поселении Токио, и, раз уж моё появление в Академии было, по сути, делом случая, то, поскольку я до сегодняшнего дня никого здесь не знала, то намеревалась вернуться домой…
   Милли, с неподражаемым темпераментом и грацией небрежно взмахнула рукой и непринуждённо поинтересовалась, не принадлежит ли мисс Шелтон мотоцикл, на котором они с леди Сеймур и Хотару приехали в Академию, заодно предложив помощь с ремонтом и техническими рекомендациями со стороны некоего Ривала.
   - Нет, у меня никогда не было мотоцикла, - честно призналась Джоанна. - Я не знаю, где мисс Арисака его раздобыла. Но она появилась очень вовремя и в последний момент спасла леди Сеймур и меня в той неразберихе, что творилась после взрывов и стрельбы в районе спа-салона мадам Филон… - от воспоминания о пережитом у молодой британки перехватило дыхание.
   В общем, “Львёнок” буквально засыпала Джоанну вопросами, и, крепко схватив новенькую за руки, куда-то потащила. Мисс Шелтон послушно последовала за ней, поскольку перед обаянием и напором Милли Эшфорд устоять было решительно невозможно.
   Но красноволосая студентка, похоже, вовсе не собралась сдаваться. Вежливо, но с явным вызовом сообщив Милли, что дел у неё на сегодня больше нет, девушка последовала за новенькой и Президентом Студсовета. Но, похоже, терпение не входило в число её добродетелей. Вежливо извинившись за самовольное вмешательство в разговор, соученица мисс Эшфорд, заявив, что принесёт сменную одежду, поскольку та, что на новенькой, следует привести в порядок, свернула в какой-то коридор.
   Джоанна смутилась. Она растерянно переводила взгляд то на Милли, то в сторону, куда ушла девушка с волосами цвета меди. Неужели эти две девушки позаботятся о ней? Жизнь никогда раньше не баловала мисс Шелтон подобными сюрпризами. Впрочем, поразмыслив, девушка рассудила, что лучше не торопить события. Пусть всё идёт своим чередом.

+2

9

“О, кажется, Карен тоже интересовалась историей похождения рыжеволосой барышни. Придётся взять её в долю”.
   Может, так оно даже и лучше? Вдруг ей понадобится помощь, как было в случае с Хотару, например? Тем более, что Хотару не пыталась сбежать. А британка порывается. Как будто они террористы какие-то. И что с ней сделали Сарин и её маленькая подружка, что она смотрит на порядочных людей, как на бандитов с большой дороги?
   Карен, чтобы оправдать своё участие в допросе, вызвалась подобрать сменную одежду. Львивка широко улыбнулась. У Карен глаз намётан, сразу видит главное и быстро соображает. А у рыженькой, известно, потрёпанный вид.
   - Дорогая, вам надо принять душ. Карен принесёт вам сменную одежду, и вы сразу же почувствуете себя лучше.
   По мысли Милли, душ поможет не только расслабиться и снять усталость, но и покажет, есть ли на теле какие-нибудь синяки, порезы.
   Карен умчалась за одеждой, чтобы скорее вернуться и ничего не упустить. Но самое важное она упустила. У Милли тотчас сотни вопросов заплясали на языке. Как только Джоанна поведала душещипательную историю о мотоцикле и своём спасении.
   “Ничего себе, какая резвая!” - подумала Президент про Арисаку Хотару, немного восхитившись девушкой. Её хваткости и сноровке позавидовал бы любой здоровый мужчина. Девушка сразу вспомнила про пистолеты, которые Хотару оставила на сохранение в ящике стола, и которые легко могла обнаружить Карен во время поисков одёжки. У Карен, конечно, появятся вопросы. У неё уже, надо полагать, появились вопросы. Она может пойти проверять мотоцикл, который прикатили эти две сумасшедшие. А что там - даже Милли не знала. Но воображение подсказывало, что там много чего может быть, включая склад оружия, или чей-нибудь разделанный труп. Нехорошо-нехорошо. А ещё взрывы какие-то. Президент ещё не смотрела новости, и не знала, что происходит в мире. Неужели снова была атака террористов? Президент не была чёрствым человеком. Террористические акты, участившиеся в последнее время, волновали её достаточно сильно. И, пускай она понимала причины, толкавшие японцев на скрытую борьбу с действующей властью, террор в любом его виде она принять не могла. Потому и Лиза была ей ближе и понятнее новенькой Хотару. Ещё то, что она знакома была с леди Сеймур дольше, чем с её подругой.
   Желая впечатлить гостью и отвлечь её, Милли забежала немного вперёд и открыла двери в фойе здания Студсовета, а потом, взяв за руку, ввела в сияющий чистотой и роскошью зал для приёмов.
   - Ну вот, мы и на месте. Здесь вы можете привести себя в порядок, а потом мы пообедаем и вы можете отправиться домой. Вы, надеюсь, не против?
   Вкрадчивый взгляд “а-ля Эшфорд” подсказал гостье, что с последним вопросом лучше согласиться. А обед, в понимании Милли, подразумевал расширенную версию допроса.

+1

10

Каблуки методично отстукивали ритм по лакированному полу. До главного зала было рукой подать, но Карен медлила. Медлила, потому что никак не могла определиться, какие вопросы стоит задавать, а какие следовало бы оставить при себе. Стоит ли интересоваться у Милли о тех пистолетах, что она обнаружила в одном из ящиков, когда пыталась найти расческу для их гостьи? За что Стадфилд любила Академию Эшфорд, так это за чувство уюта и безопасности. Огнестрельное оружие, припрятанное в одном из комодов, вносило металлические ноты опасности и страха. Кто-то же их туда положил, и этот кто-то из Академии. Знает ли Милли?
В своих размышлениях Карен все же добрела до главного зала и, слегка замявшись, толкнула вперед дубовую дверь. Вежливая улыбка застыла на её лице, когда она протягивала рубашку, юбку и пиджак Джоанне, кидая косые взгляды на Милли по периферии. – Вот ваша одежда, надеюсь, я не прогадала с размером. Мне так жаль ваше платье, замена неравноценная, но другого нет. – Она отошла назад к президенту и, едва шевеля губами, беззвучно поинтересовалась:
- Уже известно, что с ней случилось? Её одежда такая потрепанная… - Всё же, многое складывалась в логичную картину, если предположить, что те две студентки на самом деле обсуждали вовсе не игру, а реальные события, и тот пистолет, блеснувший на солнце, является настоящим, а не качественной бутафорией. Тогда она хотя бы имеет хоть какое-то представление о том, как огнестрельное оружие могло оказаться в Академии.
Отойдя в сторону заварить чай, Карен решила, что пока что будет молчать о своей находке, но постарается разузнать как можно больше о тех двоих от Джоанны, да и Милли оказалась очень кстати. Она невероятно полезный источник информации, а её природное любопытство и невероятная общительность делают её временами и вовсе незаменимой в такого рода вопросах. – А эти девочки…как же вы говорили, Хотару и Сарин? – Стадфилд на мгновение повернулась к гостье, перепроверяя свою память, а затем вновь вернулась к Милли. – Я их не очень хорошо помню в Академии. Конечно, я много болела, но они, может, новенькие?
По комнате уже распространялся успокаивающий аромат мяты. Казалось, они с Милли без слов поняли друг друга – максимально расслабить и успокоить Джоанну, а затем выудить из неё всё до последнего слова. Если у Карен не появилась паранойя, и все её размышления и догадки окажутся правдой, то она обязана быть в курсе событий. Ради Милли, которая, быть может, ничего не подозревает, ради всех ребят из студсовета. Они подарили ей спокойствие, которого нет у неё дома. Какие-то девчонки, забывшие о безопасности, не смогут уничтожить её единственное убежище. Разложив прелестный фарфоровый сервиз перед девушками, она осторожно налила чай и присела на стул с краю.

+2

11

Ждать новых событий пришлось совсем недолго. Новая знакомая Джоанны, Милли Эшфорд, предложила своей гостье принять душ, прибавив, что Карен принесёт сменную одежду, и новенькая сразу же почувствует себя лучше.
   “Дорогая?!”
   При этом слове, услышанном  из уст “Львёнка”, у мисс Шелтон отчего-то враз ослабели коленки. Она ещё не успела привыкнуть к жизни британских кварталов Поселения Токио, во многих отношениях гораздо более раскованной, чем в её родной Метрополии.
   И этот уверенный, властный взгляд…
   При этом Милли, словно заправский кавалер, галантно открыла двери в фойе, а затем, взяв свою гостью за руку, ввела её в большой зал, сияющий роскошью и чистотой.
   Вкрадчиво посмотрев на новенькую, Милли произнесла, что здесь Джоанна может привести себя в порядок, а потом, по мысли Президента Студенческого совета, будет обед, и “Лисица” может отправиться домой. Она же не против, верно?
   Джоанна в ответ смогла лишь молча кивнуть. Для более информативного ответа девушка была слишком потрясена - роскошью Академии, а также гостеприимством её обитателей.
   Обладательница “медной” шевелюры по имени Карен с вежливой улыбкой протянула Джоанне юбку, рубашку и пиджак - форменную одежду знаменитой Академии Эшфорд, сообщив, что надеется на удачу с размером одежды, а также, что ей жаль платье гостьи, и что данная замена неравноценна. С последним утверждением Джоанна не могла не согласиться. Замена, действительно, более  чем неравноценна. Разве можно сравнивать её более, чем скромный наряд с форменной одеждой знаменитой на весь мир Академии Эшфорд?!
   Ни одна из её подруг и прежних знакомых никогда не примеряла подобную униформу. Когда всё закончится, будет, что вспомнить. Правда, даже при беглом осмотре, юбка показалась девушке чересчур короткой. Но кто же обращает внимания на подобные мелочи, прикасаясь к материализованной Легенде?! Девушка бережно, пожалуй, даже с благоговением, приняла одежду.
   - Спасибо, - смутилась британка, с искренней благодарностью взглянув в глаза Карен.
   Затем красноволосая студентка отошла в сторону, чтобы, судя по распространившемуся по комнате приятному мятному аромату, заварить чай. Джоанна решила не терять даром времени и последовав доброму совету Милли, принять ванну. Правда, девушку отчего-то не покидало чувство, что мисс Эшфорд подглядывает за нею, точно мальчишка. Рыжеволосая британка, как могла, постаралась успокоить себя. Нет, это решительно невозможно! И как ей такое вообще могло прийти в голову?
   Наскоро, чтобы не заставлять Милли и Карен ждать, приняв душ, Джоанна вышла из ванной, одетая в форму студентки Академии. Она мило смутилась, представив, как выглядят сейчас её ноги, с загорелыми до колен крепкими щиколотками и белыми бёдрами, почти что не знакомыми с солнечными лучами.
   Вернулась Карен с невероятно красивым фарфоровым сервизом в руках. Она не преминула спросить у Милли про мисс Сарин и Хотару, предположив, что они новенькие. Затем, разложив перед Президентом Студсовета и мисс Шелтон сервиз, Карен осторожно налила ароматный чай, и присела с краю на стул.
  - Размер в самый раз, - скромно улыбнулась Джоанна. - Я могу вас чем-нибудь отблагодарить?
   Девушка была тронута до глубины души подобным вниманием со стороны Милли и Карен, с которыми ещё сегодня утром, до известных событий (бр-р-р...) она была совершенно незнакома. Разумеется, обе студентки хотели узнать о произошедшем из первых уст. Из скупых сводок телевизионных новостей не очень-то много и узнаешь, а в Сети скоро появится мутная лавина путаной, противоречивой информации - мнения “диванных экспертов” а также “очевидцев”, и, конечно же, “участников”, будут различаться между собой, пожалуй, даже более разительно, чем “Титаник” и утопивший его айсберг. Но всё равно, столь  тёплый приём растрогал мисс Шелтон, что девушке захотелось хоть чем-то отблагодарить своих новых знакомых. Если Милли и Карен так интересуют события у СПА-салона - хорошо, она расскажет обо всём, что там видела…

Отредактировано Joanna Shelton (2018-04-21 16:50:04)

+1

12

Вернулась Карен. Довольно быстро, что свидетельствовало об уровне её любопытства. Одежда, которую она принесла, вполне подходила для их гостьи, так что Милли одобрительно кивнула головой. И, пока Джоанна мялась от сковавшего её, как показалось Милли, чувства неловкости, Стедтфилд приблизилась к Президенту и тихонько задала тот вопрос, которого Милли от неё ожидала с самого момента знакомства с Джоанной.
   Похоже, Карен что-то заподозрила. Да и она сама подозревала, что вся эта история прикатившей во двор троицы дурно пахнет. Она немногое смогла рассмотреть, но невесть откуда появившийся мотоцикл говорил сам за себя.
   - Я ещё сама толком не разобралась, - Президент нахмурилась.
   Она никак не могла определиться, что можно говорить Карен, а что - нет. У всех есть маленькие секреты. Но как вообще можно что-то скрыть, когда и Карен, и Джоанна здесь вместе? Тем более, что она сама действительно ничего пока не понимала в том, что произошло. Лишь бы не криминал, не военные и не террористы. Вмешательства военных она боялась ещё с появления Сузаку. А криминала - с момента, когда Лелуш и Ривал стали бывать в сомнительных заведениях и играть в азартные игры. Ну, а о террористах ей пришлось волноваться с появлением Хотару.
   Прежняя Академия перестала быть мирной, безопасной гаванью в море хаоса, распространившемся на всю Одиннадцатую зону. Хорошо одно хоть, что становящийся популярным день ото дня Зеро пока не успел тут отметиться.
   - Ничего, мы её разговорим, - так же шёпотом ответила Милли.
   А потом уже громче, выражая искреннее удивление:
   - Сарин, это же Лиза Сеймур! Неужели ты её не помнишь? Хотя, может вы и впрямь не пересекались, - задумчиво добавила она. - А Хотару - недавно, да. Но почему ты про них спросила?
   У Милли, признаться, было не очень-то красивое намерение понаблюдать за новенькой в душе, с тем, чтобы определиться с её физическим состоянием. Но, по здравому размышлению, она была вынуждена отбросить эту идею. Как бы она объяснила Карен свои намерения? Не говоря уже о самой Джоанне, в случае, если бы та заметила.
   Пододвигая поближе вазочку с угощением и чашечку с чаем, Милли произнесла:
   - Не стоит об этом беспокоиться. Лучше расскажи, что случилось.
   Если Лиза и Хотару хотели что-то утаить, то им следовало предвидеть этот момент. Так что она ни в чём не виновата.

+2

13

Стадфилд кивнула. Само собой. Каким бы экстравертным гением общения не была Милли, за несколько мгновений выудить всю информацию из Джоанны было бы слишком даже для неё. У всего есть предел, хотя у Карен складывалось четкое ощущение, что мисс Эшфорд к нему стремится. Она не могла не заметить искорок любопытства в её глазах, а это о многом говорило. Обычно, после этого она обязательно добивалась своей цели, а посему Карен было выгодно находиться рядом, ненавязчиво слушая их диалог и отмечая для себя любопытные детали.
- Просто любопытно. Такие шумные были. Откуда у них мотоцикл?
Стадфилд осторожно посмотрела на Милли. Такая жизнерадостная и амбициозная. Знает ли она про пистолеты? Нужно ли ей говорить?  Не отразится ли это на её собственном положении? Раскапывая прошлое Сарин, в смысле, леди Сеймур, и Хотару, не узнает ли она что-то такое, о чем потом пожалеет? Если предположить, что пистолеты, коими размахивали девицы во дворе академии, были настоящие, как и те, что находились в ящике…Кто знает, не наживет ли она себе ненужных врагов. С другой стороны, возможно ей придется ликвидировать их, если они будут представлять угрозу. Карен замотала головой. Ну, что за мысли? Кажется, именно это называют паранойей.
- Я заметила в ящиках в кабинете оружие. Пистолеты, если быть точнее. – Шепотом ответила она, переводя взгляд на дверь ванной, за которой находилась Джоанна. Шум воды давал Карен время перекинуться с Милли парой фраз. – Может, бутафория просто. Не знаю. Как они там оказались? – Карен вскинула бровь, с интересом глянув на Милли. Было ли хоть что-то, чего мисс Эшфорд не знала в собственной академии?
Дверь открылась, и пред их взглядом предстала рыжая девушка в форме академии, что была ей к лицу и, главное, по размеру, подчеркивая фигуру. Легко могла бы сойти за студентку. Миловидную, невинную студентку, не замешанную в разборки с огнестрельным оружием и терракты.
- Вам очень идет. – Карен улыбнулась, прикидывая, а не поступить ли этой девушке в академию? А почему нет? Она не местная, не знает, что ей делать и, судя по всему, приобрела себе двух боевых девиц в качестве знакомых, да еще и Милли лично суетится вокруг неё. Неплохая перспектива, заодно и Стадфилд сможет выудить всё, что ей нужно.
- Не стоит благодарности. – Карен с хитрым прищуром посмотрела на Джоанну. Ну что же, наверняка в качестве признательности она будет не против поделиться некоторыми подробностями о случившемся инциденте и, в особенности, о девицах, размахивающих пистолетом. Забавно, если сначала Карен еще пыталась сохранять здравый смысл и мыслить трезво, то сейчас практически убеждала себя в том, что оружие было настоящее, и в ящик на столе пистолеты они подложили, и  вообще, все это заговор, а академия и её президент в опасности! Смешно, нелепо, немного стыдно, но увлекательно и весело. Может даже продуктивно, мысленно добавила Стадфилд. Милли уже вопрошала о произошедшем, и Карен невольно поддакнула, кивнув в придачу, а затем спохватилась. - Прошу простить моё любопытство. – Карен почти виновато опустила взгляд, проклиная тот день, когда выбрала образ болезненной тихони с передозировкой вежливости. Ну, да ладно. Наверняка перед напором Милли она не устоит, и сейчас поведает им, откуда у этих девиц мотоцикл, черт возьми!

+1

14

Карен с улыбкой заметила, что новый наряд очень идёт их гостье. Мисс Шелтон даже слегка покраснела от смущения, услышав столь неожиданный комплимент. Добавив, что,  мол, не стоит благодарности, медноволосая подруга Президента Студсовета как-то по-особому, с прищуром, посмотрела на “Лисицу”.
   Наблюдательная от природы, Джоанна уже обратила внимание на то, как держится и ведёт себя Карен - она и Хотару чем-то очень напоминали друг друга. Та же мягкая, упругая кошачья пластика движений, словно у пантеры перед прыжком, тот же затаённый огонь в глазах, та же наигранная невинная кротость. Когда мисс Стадфилд картинно опустила взгляд, сказав, что просит простить её любопытство, новенькая едва сдержалась от того, чтобы не задать какой-нибудь опасный вопрос о самой Карен. Нельзя. Такое не прощают. Особенно здесь, где идёт самая настоящая война, и где, выйдя на улицу, вполне возможно не вернуться обратно…
   Милли, пододвинув мисс Шелтон чашечку с душистым, ароматным чаем и вазочку с угощением, заметила, что не стоит беспокоиться насчёт “отблагодарить”. Рассказ о том, что же всё-таки случилось, будет гораздо уместнее.
   - Хорошо, - рыжеволосая “лиска”, гостья Академии Эшфорд, уселась поудобнее и начала свой рассказ.
   - Я шла на собеседование по поводу трудоустройства, когда какой-то не в меру нахальный прохожий выхватил у меня из рук сумку с документами и кошельком, - про похищенную сумочку она сообщила своим слушательницам относительно спокойно. - В это время прогремели взрывы… Два взрыва, - заметно побледнев, уточнила девушка, вовсе не из желания приукрасить свой рассказ, а, скорее, из привычки к точности в словах и действиях. Ведь Карен и Милли легко могли проверить сказанное - на дворе эпоха информационных технологий. А даже маленькая ложь, как известно, может стать причиной большого недоверия. - Началась паника. Люди метались, ища укрытия. Я совсем растерялась, и… не могла сдвинуться с места. В это время началась стрельба. Кто и откуда стрелял - я не знаю. Из подъезда, рядом с которым я стояла, выбежал какой-то человек. Он пробежал мимо меня - и рухнул, как подкошенный, - пальцы девушки от волнения мелко дрожали, а голос то и дело предательски срывался. - К нему подошла мисс Хотару - она позднее представилась… с пистолетом в руке. Её левое плечо было всё в крови. Хотару, не разбираясь, жив ли человек из подъезда, или нет, равнодушно нашла и забрала у него пистолет так, как будто проделывала подобное каждый день. Она явно спешила…
   Затем, повернувшись ко мне, приказала остановить леди Сеймур, сказав, что британские военные машины - танки и найтмары во время войны с террористами… могут раздавить случайного прохожего. А потом прибавила, что Арисака Хотару, её телохранительница просит её остановиться и вернуться.

   Британка судорожно перевела дыхание, а затем продолжила речь.
   - Я… повиновалась. Не в силах отвести взгляд от её горящих угольно-чёрных глаз… повелевающих и молящих о помощи одновременно, я со всех ног бросилась догонять леди Сеймур. Но, поскольку мисс Сарин была очень напугана, я догнала её лишь в каком-то переулке. А потом появилась Хотару на мотоцикле, и привезла нас сюда. Где она раздобыла мотоцикл - не знаю. У меня сложилось впечатление, что мисс Хотару не остановится ни перед чем, если только леди Сеймур будет грозить опасность…
   Она зябко поёжилась. Действительно, воспоминания были далеко не из приятных. Девушка вопросительно посмотрела на своих собеседниц, ожидая их реакции на свои слова.

+1

15

Милли предполагала, что с возвращением Карен случится что-нибудь знаковое, выдающееся. Карен не отличалась, вроде бы, способностями подобного рода, но внутреннее чутьё безошибочно подсказывало, что та сделает, или скажет что-то такое. И она не ошиблась. Начав говорить про Хотару и Элизу, Карен вдруг, как бы невзначай, заикнулась про пистолеты, которые обнаружила в ящике стола. Наверняка те самые, которые японская повстанка оставила ей на сохранение.
   Милли не знала, что ответить на это. Во-первых, тайна была не её, и она обещала держать в секрете. А во-вторых, учитывая, насколько быстро распространяются любые слухи в пределах Академии, кто знает, не спровоцирует ли одно неосторожно брошенное слово лавину, которая сметёт всё и всех на своём пути, включая её саму и ту же Карен. Не зная, что ответить, Милли молчала, надеясь на благоприятный случай.
   Ей повезло. Джоанна очень вовремя заговорила, делясь впечатлениями прошедшего дня. Неудивительно, что она переживала. Девушка рассказала много захватывающего и интересного, такого, чего даже Милли не могла предположить. Вряд ли Карен будет настаивать про оружие, имея на руках информацию более значительную и потрясающую.
   Рассказ Джоанны многое объяснял. Например, почему в новостях ничего не говорили про атаку террористов. Подумать только, они с каждым днём всё ближе и ближе подбираются к британской элите, всё сильнее оказывая давление на силовые структуры и власти колонии. Террористы становятся наглее, ловчее, сильнее, и почти всегда остаются безнаказанными.
   Милли не заметила, как сказала это вслух.
   - Прости, - словно эхом произнесла она, продолжая следом за Карен. - Я не хотела тебя пугать ещё больше. Я понимаю, что ты пережила, и сочувствую.
   К сожалению, она не могла ничем помочь Джоанне. Разве что, поспособствовать не пересекаться больше с Хотару и Лизой, пока те не втянули её в новую авантюру. А они, судя по всему, могут, о да.
   При этом Милли старательно не смотрела в сторону Карен, всё внимание переводя на гостью, опасаясь, как бы внимательная мисс Стадфилд не захотела напомнить ей об оружии. Она просто забыла про него, слишком заинтригованная рассказом, который ей довелось сейчас услышать.

+1

16

Все это очень странно. Кто-то сказался бы, что день не задался. Тяжело не согласиться. Две безумно странные девушки, не страшащиеся кричать на всю академию о вещах, банально, постыдных для леди, обучающихся в данном заведении. Более того, такие темы вызывают ряд определенных подозрений у любого человека, будь на месте Карен хоть обычный зубрила-студент с биологией головного мозга. Истории об оружии от миловидных юных девиц просто выходят за рамки воображения юного прыщавого отпрыска богатой британской семьи. Затем пистолет в ящике стола прямо в академии Эшфорд. Для Карен это место не только алиби. В какой-то момент, - она даже не успела осознать, когда именно, - эта академия превратилась в её пристанище, убежище, дарующее ей спокойствие и уверенность в завтрашнем дне. Здесь время словно течет иначе, медленнее и по совершенно иному, особому сценарию. Здесь нет места насилию и взрослой жизни, а самой большой проблемой является отлынивающий от своих обязанностей Лелуш и объем домашней работы.
Затем пистолеты, спрятанные в одном из ящиков стола. Кто их туда положил и, главное, с какой целью? Милли молчала, что было вполне ожидаемо. Карен даже и самой глупой частичкой своего разума не подумала бы, что Милли как-то причастна  к этой ситуации. Однако, эта академия – её дом. Она обязана была  узнать об этом и, возможно, попытаться узнать наверняка, кто же этот таинственный оружейник. Кодзуки наверняка займется этим чуть позже, и начнет, непременно, с тех двух девиц.
А затем это. Девушка, сидящая перед ней, Джоанна, удивительно вежливая и порядочная. Карен и не знала, какие ужасы она пережила. Да, она была напугана, безусловно, но кто бы мог подумать, что она попала в эпицентр террористической атаки? Это не был Орден Черных рыцарей, Кодзуки знала наверняка. Тем хуже, ведь в таком случае жертв среди мирных наверняка было гораздо больше. Для неподготовленного морально человека такое событие может стать глубокой, может даже неизлечимой психологической травмой, и пусть ей и дела нет то Джоанны, сейчас, глядя на невиноватую юную девушку, становится просто жаль и до слез обидно. В такие минуты Карен чувствовала порой вину за то, что является ведущей частью той разрушительной силы, что ломает жизни, и сейчас ей оставалось лишь успокаивать себя тем, что ОЧР не оказался причиной того ужаса, что поселился в душе Джоанны. Напротив, будь ОЧР сильнее и решительнее, давно уже уничтожил бы не только британские Сазерленды, но и всю ту чернь, что сражается лишь ради самой битвы. Очень жаль, что Джоанне снова погрузилась в ужас и кошмар недавних событий
Вопрос о пистолетах растворился в рассказе, получив клеймо "позже" и устроившись в темном уголке на задворках памяти, впрочем, тонкой но прочной нитью связавшись с именем Хотару. Не скрывая лица, не стыдясь и не думая наперед привезла Джоанну в академию, зная, что та всё видела? Безусловно, Карен было жаль по нелепому стечению обстоятельств пострадавшую девушку, но еще больше её поражала глупость Хотару, пардон, телохранительницу леди Сеймур? Карен даже не сумела скрыть шока, застывшего на её лице. Всё это звучало бы как нелепая история из блокбастеров, по типу тех, кто крутят в кино, если бы не искренняя дрожь Джоанны. Да и какой ей смысл лгать? И, что ужаснее, Милли…почему ты сочувствуешь ей? Где твой ужас от сказанных ею слов? Где страх от осознания того, что в твоей академии, прямо рядом с тобой ходит девица, опытно управляющаяся с пистолетом и мотоциклом? Где страх за свою безопасность и жизнь? Карен промолчала, тупо уставившись на свои колени. Она чувствовала себя глупой маленькой девочкой, долгое время сокрытой от настоящей жизни, но теперь узревшей жестокую реальность. Обидно, за свою глупость и слепоту. Обидно за Милли, которая наверняка что-то знает. Обидно за Джоанну, которая оказалась втянутой в такую дикую ситуацию. Обидно за себя, обманутую какими-то двумя девицами, наглыми настолько, что разбрасывают свои пистолеты прямо в академии! Конечно, не ей было возмущаться, но всё же, должна же быть граница человеческой наглости?
- Надеюсь, вы вскоре забудете об этом. Если хотите расслабиться в академии, отдохнуть или перекусить, только скажите. – Едва выдавила из себя Кодзуки, не поднимая глаз и переваривая все услышанное, планируя первым же делом приставить нож к горлу леди Сеймур и задать несколько вопросов её телохранительнице.

+1

17

Милли Эшфорд в задумчивости произнесла, что террористы становятся с каждым днём всё сильнее, наглее и безнаказаннее, и всё ближе подбираются к британской элите, вопреки всем усилиям властей колонии и силовых структур. А затем, машинально попросив прощения, добавила, что не хотела пугать свою гостью ещё сильнее. И что понимает, что пережила новенькая, и сочувствует.
   Мисс Шелтон, от волнения не найдя подходящих слов, лишь молча кивнула в ответ.
   - Интересно, а могла ли мисс Хотару попасть из пистолета в человека, находящегося на другой стороне широкой улицы от неё? Это вообще возможно? Может, она никого и не убивала, а пистолет взяла лишь для того, чтобы он не попал в руки других террористов? Она же телохранительница… - всё же не удержалась Джоанна от мучавших её неосторожных, опасных вопросов.
   Карен, судя по всему, весьма шокированная рассказом гостьи, хранила молчание, рассматривая свои колени. Мисс Шелтон также предпочла деликатно промолчать.
   Не поднимая глаз, Карен, тихим голосом выразив надежду, что их гостья скоро забудет обо всём случившемся, а затем предложила отдохнуть, перекусить или расслабиться в Академии.
   - Да… Хорошо… - еле слышно выдохнула “лисичка”, одновременно непроизвольно протягивая собеседнице руку в знак признательности и поддержки, каким-то шестым чувством угадывая за маской спокойной благожелательности нелёгкую, полную боли и разочарований судьбу. Судя по её болезненной реакции на рассказ Джоанны, Карен явно пережила в своей жизни нечто подобное, возможно даже гораздо худшее…
   …Но рука остановилась, замерев примерно на полпути. Рыжеволосая британка, вовремя сообразив, что её жест может быть истолкован совсем уж превратно, залилась алым румянцем и в смущении опустила ресницы. О, она прекрасно помнила, как бойкие одноклассницы безжалостно били её злыми, обидными словами за робкие, неуклюжие попытки проявить к кому-нибудь внимание, участие и заботу. У Джоанны никогда не было подруг. Стоило “рыжей ведьме” проявить признаки дружелюбия к какой-нибудь из соучениц, как она тотчас же становилась парией и объектом для насмешек. Она почти привыкла не обращать внимания на откровенные издевательства со стороны класса, а позже - соучениц из музыкального училища.
   Но Карен… Услышать нечто подобное от мисс Стадтфилд отчего-то было бы особенно больно, поэтому Джоанна, как бы ей ни хотелось хоть чем-то облегчить тяжкий груз в душе медноволосой студентки, привычно сжалась в комочек, инстинктивно стараясь занимать как можно меньше места…

0

18

Карен не спешила задавать опасные и ненужные вопросы, за что Президент была ей неимоверно благодарна. Она хорошо понимала чувства Кодзуки, потому, что сама испытывала нечто подобное. Но позволять любопытству брать верх над тактом и здравомыслием не всегда полезно для растущего организма. Когда-нибудь непременно наступит момент икс. Ей придётся многое рассказать Карен из того, что знает. Но пока что рядом Джоанна. Милли не хотела пугать девушку. Или раскрывать перед чужачкой тайны Академии. За некоторые из них даже дедушка не погладил бы по голове.
   Карен, судя по всему, решила последовать примеру Милли, и изобразить добрую, радушную хозяйку. Она как будто приглашала в парк развлечений. Хотя Академия, несмотря на царящую здесь весёлую, непринуждённую атмосферу и массовость развлекательных мероприятий, оставалась учебным заведением, и только. Ну что же, она сама хотела побыть проводницей, но, видимо, придётся уступить место.
   Как странно, но их гостья вдруг стала защищать Хотару, как будто испугавшись, что наговорила лишнего, но ещё более усложнила прежнее простое восприятие мисс Арисаки, как телохранительницы леди Сеймур. Шутка ли сказать, с какого расстояния, и в кого стреляла юная телохранительница. Джоанна как будто описывала настоящего опытного профессионала, а не погодка Элизабет. Даже Милли, знавшая куда больше Карен о двух подружках, изрядно смутилась вопросам, которые задавала сама себе рыжеволосая девушка, сидевшая напротив неё.
   - Мы не так хорошо знакомы с Хотару, - протянула Милли, улыбаясь, - чтобы знать обо всех её талантах и способностях. Раз лорд Сеймур решил назначить её телохранительницей своей дочери, она должна многое уметь.
   Она сразу прикрыла ладонью рот, догадавшись, как неоднозначно прозвучало её замечание об умениях.
   “Того и гляди, подумает что-нибудь лишнее. У неё фантазия богатая. Побогаче моей будет”.
   Тем более, что отреагировала гостья на предложение Карен ещё страньше: сначала протянула руку для рукопожатия, а потом убрала, засмущавшись.
   - Что-то не так? - спросила Милли с привычной ей прямолинейностью.
   Хотя она уже догадывалась о причинах. Таких девушек ей не единожды доводилось встречать здесь, в “Зоне 11”. Явление столь привычное для колониальной резервации, что старожилы уже и не замечают его. Расовые или классовые предрассудки, из-за которых один человек становится парией в группе сверстников, с которыми вынужден сосуществовать продолжительное время.
   - Мы не будем над тобою смеяться. Не переживай.

0

19

Карен молчала. Она решила не раскрывать более рта, понимая, насколько опасное направление принял их разговор. Излишняя прямота или сведущесть в данность теме могли вызвать вопросы и подозрения, а Стадфилд желала бы, чтобы все сомнения и дальше касались лишь тех двоих. К тому же, диалог определенно не зайдет в тупик, пока рядом с ней сидит Милли. Вот уж кто способен разговорить даже немого. Впрочем, помимо всего этого, у неё хватало тем для размышлений. Эти две девицы, эта академия…враз чувство уюта и защищенности треснуло, пропуская леденящий душу ужас сочиться из пробоин. Нечестно с её стороны, аса Черных Рыцарей, сетовать на опасность, исходящую от девицы, владеющей огнестрельным оружием. Кто знает, быть может, Карен даже дала бы ей в этом фору, и всё же она четко разделяла Кодзуки и Стадфилд – первой не место было в академии. Почему-то, ей казалось, что другие тоже четко обязаны соблюдать это правило, охраняя академию Эшфорд словно свое детище, пристанище. Наверняка, Милли, хозяйку и почетную властительницу этого заведения, больше всех возмущало происходящее, но…
- Должна многое уметь? – Иными словами, она в курсе. Карен внимательно, почти испытывающе посмотрела на неё. А президент не так проста, как могло бы показаться, и в своем царстве она решала поистине всё. Было ли вообще хоть что-то, что ускользнуло бы от её бдительного взгляда в этой академии? Стадфилд сомневалась. Впрочем, у неё наверняка будет масса возможностей обсудить эту ситуацию с Милли позже, а вот Джоанна не являлась студенткой данного заведения, и высоки были шансы, что на этой встрече их пути неминуемо разойдутся. Что Карен весьма не устраивало. Во-первых, она являлась свидетельницей чего-то очень важного. Все усугублялось еще тем, что Стадфилд не до конца понимала, чего именно, но непременно хотела разобраться. Во вторых, почему-то, ей было жаль её. Девушка, приехавшая за счастливой новой жизнью в Зону 11, оказалась вовлечена в террористическую атаку и пережила много, слишком много для неподготовленного девичьего ума ужасов. И пусть изменить что-либо уже не представлялось возможным, ей хотелось хоть как-то сгладить уже произошедшее, закрасить черные воспоминания яркой белой краской. Она помнила свои переживания, когда погиб Наото и не хотела, чтобы кто-то проходил через нечто подобное. Когда Джоанна протянула ей руку, Карен инстинктивно подалась вперед и слегка опешила, когда та отдернула руку назад и, казалось, сжалась в маленький комочек. Карен удивленно вскинула бровь, не понимая, как относиться к такой перемене в её настроении. Она…боится?
Стадфилд решительно взяла Джоанну за руку. Она не будет говорить успокаивающих фраз или слов поддержки. Она только надеялась, что Джоанна поймет, что они ей не враги. У нее могло сложиться двоякое впечатление об академии Эшфорд ввиду двух крайне умелых, как выразилась Милли, студенток, обучающихся здесь, и всё же, Карен была убеждена – здесь каждый мог почувствовать себя дома.

+1

20

Заметив реакцию собеседниц на свои слова, “рыжуха” тотчас же прикусила язык, запоздало осознав, что сказала явно лишнее. Девушка прекрасно понимала, какое впечатление могут произвести её слова на собеседниц, но - ничего не могла с собой поделать. Джоанна вспомнила, как её родной дядя, отставной британский военный, неоднократно высказывался о недостаточной дальности стрельбы из пистолета, а также неудовлетворительной меткости, что, по его авторитетному мнению, свидетельствовало о невысокой боевой ценности последнего. Но может, японская валькирия умеет обращаться с пистолетом всё же получше, нежели старый британский служака?
   Нет, она не сможет успокоиться, пока не уяснит для себя, как относиться к той же Хотару. С одной стороны, холодная решимость маленькой японки, в сочетании с изрядной профессиональной “отмороженностью” не оставляли никаких сомнений по поводу прежней профессиональной деятельности мисс Арисаки. Война, оружие, убийство, - первое, что приходило на ум, глядя, с какой непринуждённой кошачьей грацией передвигается эта, одетая, словно подросток-максималистка, дочь Страны Восходящего Солнца. Наблюдательная от природы, Джоанна даже отметила, что японка явно ещё не привыкла носить платье, поскольку то и дело непроизвольно передвигается довольно широким, “мужским” шагом, хоть и пытается время от времени контролировать себя. А то, как хладнокровно, уверенно и профессионально телохранительница мисс Сеймур обращается с оружием, и вовсе наводило на мысль, что сегодняшнее нападение террористов ей явно не в новинку.
   С другой - разве мисс Арисака не спасла (кстати, с риском для собственной жизни) её, Джоанну Шелтон, этническую британку с явно англосаксонской внешностью, своего заклятого врага? Интересно, зачем?
   Милли как-то осторожно, даже вкрадчиво, намекнула, что телохранительница на службе у семьи Сеймур должна многое уметь…
   …И тотчас же прикрыла ладошкой рот, словно тоже сказала нечто лишнее. У новенькой при этих словах прошли по коже крупные мурашки, каждая величиной никак не меньше напёрстка. “Лисичка” тотчас же сообразила, что Сеймуры наняли для незаметной охраны своей дочери не просто девицу с тёмным прошлым. Возможно даже, что эту юную особу приставил к мисс Элизе сам Зеро - например, в обмен на финансирование своей организации. Или особо ценную информацию. Тогда понятно, откуда у Хотару такие умения - подобные операции доверяют лишь лучшим из лучших. Интересно, как её настоящее имя?
   - Должна многое уметь? - переспросила медноволосая студентка, внимательно посмотрев на президента Студсовета, и тем самым ещё больше укрепив гостью в её подозрениях насчёт Хотару.
   А затем Карен, заметив, что “лиса” явно напугана, сначала удивлённо вскинула бровь, а затем решительным движением взяла мисс Шелтон за руку. Джоанна с нескрываемой благодарностью посмотрела на новую знакомую. Она была совершенно не готова к такому повороту событий, и потому растерялась, не зная, как себя вести. Рука новенькой в руке мисс Стадфилд доверчиво расслабилась. Девушка вдруг отчаянно захотела остаться в памяти Карен не “случайной попутчицей этой странной и подозрительной Арисаки Хотару”, а человеком, заслуживающим внимания. О, если бы только она могла сделать что-нибудь для мисс Стадфилд!
   А Милли, участливо спросив, что, быть может, что-то не так, пообещала не смеяться над гостьей.
  - Спасибо вам, - тихо произнесла Джоанна, обращаясь одновременно к обеим своим собеседницам. - Вы… помогли мне… вернуть веру в людей…
   Она замолчала, не зная, что сказать дальше. Фраза прозвучала довольно глупо, хоть и искренне, и от чистого сердца. Оставалось надеяться, что Карен и Милли, занятые обсуждением молодой леди Сеймур и её бесшабашной телохранительницы, попросту не обратят на неё внимания.

+1

21

Под взглядом Карен Милли сообразила, что, наверное, сказала что-то лишнее. Только не могла взять в толк, что именно.
   Карен смотрела на неё так, как будто это именно Президент сражалась невесть с кем, была то ли террористкой, то ли вольной наёмницей, то ли просто авантюристкой с большим стажем.
   “Ну вот, что ещё она себе напридумывала?”.
   На самом деле она не была расстроена, лишь самую малость смущена. Никогда не претендовала на роль суровой воительницы, предпочитая иное амплуа. Странно, что Карен её в чём-то подозревает.
   “Надо будет объясниться”, - заметила про себя Милли.
   “Бывает, что недомолвки и недопонимание приводят к печальным последствиям”.
   В то же время, взгляд рыженькой Джоанны был совсем иным. Глядя в её глаза, Милли могла предположить, что девушка всё ещё пребывает во власти каких-то страхов, но уже перед ней замаячил лучик надежды. Она почувствовала себя в безопасности в их с Карен обществе.
   Из чего следовало, что в обществе Хотару и Элизабет она не испытывала схожих чувств. По-хорошему надо было поговорить с ней без свидетелей, но Карен же хорошая девочка. Она никому не навредит. Да и выбора у неё особо нет. Вряд ли Стадфилд оставит насиженное место, когда запахло тайнами. Она сейчас ни за что не уйдёт, даже если
по-хорошему попросить. А уж если намекнуть, то и подавно.
   Вот Джоанна отдёрнула руку, вот Карен взяла её ладонь в свою. Словно под действием внезапно нахлынувшего чувства благодарности, рыженькая чуть осмелела, и из её уст выскользнула “говорящая” фраза о вере в людей.
   “Значит, Хотару и Сарин поступили с ней нехорошо?”.
   - Девочки из Академии, с которыми ты сюда прибыла, Хотару и Элизабет, они сделали что-то плохое… тебе?
   Джоанна может и не ответить, но по её поведению можно будет сразу заключить, так это, или нет. Джоанна может решить, что они её просто проверяют. Что, если услышав правду, Президент Студенческого совета выберет не ту сторону?
  - Я вовсе не собираюсь никого оправдывать, или наказывать. Я вообще до сих пор не очень хорошо разбираюсь во всей этой истории. Но мне очень хочется знать правду.
   “Пафосная”, какой бы она ни была, Милли решила не добавлять, дабы Джоанна не усомнилась в искренности её слов.

0

22

Сарин торопилась. Она спешила вернуться к Хотару поскорее, объясняя своё навязчивое желание тем, что опасалась, как строптивая, своеобычная японка не устроила в общежитии и по дороге к нему небольшое восстание, или большую террористическую акцию. Она признавала в Хотару и ум, и способность мыслить здраво, н непредсказуемость подруги рождала у неё именно такие опасения.
   И Сарин совсем не ожидала увидеть в здании Студсовета в компании Милли недавнюю рыжеволосую знакомую, да ещё и Карен Стэдтфилд.
   “И сколько уже эта рыжая лиса успела разболтать?”, - неприязненно подумала девушка, разглядывая тёплую компанию, уютно устроившуюся за столом с чашечками чая. Учитывая, что рыжеволосую успели, судя по всему, отмыть и переодеть, она многое пропустила. Скорее всего, всё тайное давно стало явным, а сейчас идёт просто оживлённое “перемывание косточек”.
   Как в таком случае говорить с Милли об общежитии? И что делать с “болтушкой”?
   У Сарин даже мелькнула кровожадная мыслишка - поддаться на предложение Хотару и устранить раздражающую особу тем способом, каким она умеет. Мелькнула, и тут же заставила устыдиться юную леди Сеймур. Но не из-за кровожадности,, а лишь потому, что приказ такого рода поставит не её а подругу в весьма опасное положение, если не сказать больше, и, помимо прочего, сделает преступницей. То, что Хотару до их знакомства состояла в повстанческой группировке, не отменяло неприемлемость силового решения проблемы.
   - Привет! - поздоровалась с Карен, как с хорошей знакомой Сарин, махнув девушке рукой, и тут же обратилась к Милли:
   - Могу я переговорить с тобой наедине?
   Теперь точно возникнут вопросы и подозрения, но другого выхода не было. Сарин надеялась, что Милли не станет упрямиться, а её собеседницы - пытаться подслушать чужой разговор. А ещё она надеялась, что в здании сейчас нет ни Лелуша, ни Наннали. Чем меньше будет свидетелей их разговора, тем лучше. Не говоря уже о том, что рыжая и так успела “засветиться”, и, по всей вероятности, породить много слухов.
   В списке претендентов на длительный, серьёзный разговор она стояла следующей после Милли и Хотару. Возможно, убивать её совершенно необязательно, если можно будет просто припугнуть. Надо будет поговорить об этом с её Ооками.

0

23

Далее игра продолжается без участия Karen Stadtfeld и Joanna Shelton

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » Академия Эшфорд » 25 квест. Детективы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC