Code Geass: Castling

Объявление









Информация для гостей:

Теперь любой гость может попробовать свои силы в игре. Для вас открыт Бал-маскарад. Надевайте маску, представляйтесь кем хотите (в рамках фэндома, конечно) и - в путь.
Информация для Таинственной Маски




Рейтинг игры: + 18.


В игру очень нужны Шнайзель, Наннали и Корнеллия. Обещаем любить и холить. ♥

Администраторы:

Saery Twane
ICQ: 479814033


Друзья форума:

бесплатных фотохостинг WINX CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » Зона 11 » 16 квест. По магазинам


16 квест. По магазинам

Сообщений 31 страница 54 из 54

1

http://sa.uploads.ru/t/igwuH.jpg

Переодетая Милли и Сарин Хотару оправляется в своё первое увлекательное путешествие по магазинам и салонам красоты. Её ждут открытия. Но заметит ли Хотару глаза следящего за нею с Сарин молодого человека.


Порядок отписи:
Sarin Saymour, Kuro Asashi, Arisaka Hotaru

Погода и время:
День. На улице тепло, солнечно и небольшой ветерок.
Температура +20.

0

31

Пока Сарин и Хотару мило разговаривали, остановившись почти у самого входа в магазин, в Токийском Поселении готовился очередной теракт. Не все повстанческие группировки уже перешли под крыло Зеро, осталось много таких, которые всё ещё действовали на своё собственное усмотрение, и этим людям было совершенно плевать на человеческие жертвы. Для них важнее был результат, а не потери.
   И вот, пока продолжался разговор, некто вошёл в магазин, скрывая лицо в тени капюшона, прошёл к кассе, и, вытащив пистолет из кармана, и направив на кассира, потребовал выдать ему на руки всю наличествующую кассу. Но на этом всё не заканчивалось. Но, к сожалению, персонал магазина об этом даже не догадывался.
   И, когда кассир вытащила наличные, террорист сграбастал деньги в сумку, висевшую у него на плече, в то же время, когда он отступал, в разных частях магазина сдетонировали две бомбы. Звук взрыва был оглушительным. Но страшнее разрушений, причинённых взрывом, была паника.
   Находящиеся снаружи люди, увидев дым, услышав грохот, интерпретировали происходящее по-своему, добавив страхи от себя. Таким образом, паника распространялась, как круги по воде. Толпа бросилась врассыпную, грозя снести на своём пути и Сарин с Хотару.

0

32

Британская леди, лукаво и понимающе улыбнувшись своей маленькой подруге, спросила, не подделывал ли Куро какие-либо документы для неё.
  - Нет, я никогда не обращалась к нему с личными просьбами, - спокойно ответствовала японка, - но не раз пользовалась документами, сработанными им, полученными из рук своего вышестоящего начальства.
   Мисс Сеймур, услышав, что её подопечная собирается вновь примерить на себя роль парня, с таким искренним возмущением заявила, что больше “никаких Ооками”, поскольку они с Милли Эшфорд с таким трудом вернули бывшую разведчицу к нормальному девичьему облику, что, казалось, ещё чуть-чуть - и последует удар.
   - Хорошо, больше не будет никаких Ооками, - пообещала бывшая повстанка. - Я, правда, благодарна вам за помощь…
   Затем британка спросила, для чего Ооками ухаживать за девушками, поскольку он - не мальчик. Может, для скрытности?
  - Да, для скрытности, - кивнула в ответ мисс Арисака. - Юноша, который совсем не интересуется девушками, производит… странное впечатление…
   Леди Сарин каким-то слабым голосом предложила обратиться к Милли на предмет сватовства, если её визави действительно испытывает в нём необходимость.
   Хотару покачала головой. Нет, решительно, ей и Сарин пришла пора объясниться.
   - Похоже, мы действительно не понимаем друг друга, - устало вздохнула японка. - Разница культур, и всё такое… Скажи, тебе ведомо чувство одиночества? - сверкнув своими колдовскими чёрными очами, внезапно спросила бывшая повстанка. - Когда ты совершенно одна в огромном, мёртвом пространстве? Когда я в первый раз увидела тебя, то почувствовала такую радость, словно… встретила родную сестру. И в моей душе, впервые за столько лет, загорелась надежда… Я почувствовала себя словно человек, замерзающий насмерть в равнодушном ледяном мире, и вдруг увидевший где-то вдали маленький живой огонёк…
  - Возможно, тебя настораживает моё настойчивое желание быть рядом с тобой. Не беспокойся, я никогда не испытывала влечения к женщинам, - призналась юная “волчица”. - А знакомства… Мне нужен не студент, кандидатуру которого может предложить Милли, и не “денежный мешок” с титулом, а близкий, родной человек. Вся затея с замужеством - лишь попытка хоть как-то выиграть время. Я должна быть рядом с тобой до тех пор, пока… не уничтожу капитана Танаку и его ближайшее окружение, поскольку они начали охоту на тебя. В их понимании, ты слишком много знаешь. А если ради этого мне предстоит стать сексуальной игрушкой для какого-нибудь джентльмена средних лет из числа знакомых твоего отца - так не всё ли равно?
   От внимания Хотару не ускользнул странный тип в капюшоне, вошедший в магазин. Через некоторое время где-то внутри здания раздались два сильных взрыва, и перепуганная толпа, не разбирая дороги, хлынула из дверей магазина прямо на них.
   "Волчица" уже давно отвыкла доверять видимости мира, покоя и тишины, в любой момент способной обернуться суровой реальностью - например, автоматными очередями вражеской засады. Девушка довольно бесцеремонно и даже грубо (на нежной, ухоженной коже наверняка останутся синяки от её железной хватки) ухватила свою леди за запястье, увлекая за собой высокорождённую британку к стене соседнего дома - подальше от обезумевшей от страха толпы. Толпы, которая, по мнению бывшей повстанки, не понаслышке знакомой с диверсионно-подрывной деятельностью, была куда опаснее ещё одной бомбы, сопоставимой по тротиловому эквиваленту с двумя предыдущими. Теперь не следовало торопиться - если по толпе ударят автоматчики (по крайней мере, нельзя было исключать подобную вероятность) то пускай под пули лезут эти перепуганные овцы. В другое время она бы устыдилась этой своей пробежки в донельзя коротком платье и в туфлях на высоких шпильках (интересно, как она не навернулась при беге). Но сейчас… Японка отпустила руку подруги и быстро осмотрелась, пытаясь определить вероятную опасность. Безоружная и связанная по рукам и ногам добровольно принятым на себя долгом по защите своей прекрасной хозяйки, она отнюдь не горела желанием ввязываться в чужую войну. Вот если боевики неопознанной группировки действительно встанут у них на пути, тогда…
   - Когда всё закончится, можешь меня выпороть или прогнать, - свистящим шёпотом выдохнула юная воительница, и в чёрных глазах японки сверкнула сталь. - А пока тебе придётся слушаться моих приказов, - холодно и жёстко прибавила она. - Здесь могут быть снайпера, автоматчики и даже гранатомётчики… - прибавила она, в глубине души, однако, надеясь, что Сарин Элизабет Сеймур хватит здравого смысла понять и простить её, Хотару, пусть невольное, но всё же самоуправство.

0

33

В чутье Хотару не откажешь. Стоило Сарин отругать её за неуместную и опасную идею со сменой облика, как маленькая японка сразу подобралась, как хорошо обученная борзая, чувствующая крупного зверя. Хотя сама Сарин себя крупным зверем не ощущала.
   Она так быстро и легко согласилась, что Сарин заподозрила, что что-то не так. В то же время, оправдания Хотару звучали неубедительно. Неправдоподобно, лишено внутренней логики, начиная с того момента, зачем вообще следует представлять себя парнем, и заканчивая неправдоподобной необходимостью “клеить девчонок”.
   Хоть у Лелуша или Сузаку вроде как с этим проблем не было, девушка не могла припомнить ни одного случая, чтобы кто-нибудь из них делал это целенаправленно. И откуда Хотару мнит себя таким знатоком мужской психологии?
   Про Куро Асаши бывшая повстанка говорила вроде убедительно и правдоподобно. Но почему-то Сарин всё равно чувствовала какую-то недоговорённость. Не может быть, чтобы Хотару в родной повстанческой группировке ни разу не пересекалась помимо работы и общих миссий. Так что ей совершенно необязательно было контактировать помимо документов, напрямую.
   Сарин ещё думала некоторое время, чему верить и чему не верить, как вычислить истинную суть Хотару, японка заговорила на совсем другие темы, и такого неожиданного поворота Сарин совершенно не ожидала. Бывшая повстанка призналась в том, что согласна с мнением своей спутницы по части непонимания ими друг друга из-за некоторых культурных различий. Слова про одиночество не на шутку задели её. Причём она сама не могла понять, какое чувство в ней говорило больше - страх, печаль, сочувствие, или просто гнев.
   - В том, что касается одиночества, я тебя понимаю.
   Хотару как будто угадала потаённые мысли Сарин. Чувствовалось, что подруга говорит от сердца. Значит, по крайней мере, сейчас, она верит в то, что говорит. Хотя британке было зазорно заставлять признаваться себя в чём-либо, в чём не хотела, но она всё-таки призналась, что действительно боится Хотару, её страстности и непредсказуемости и странно-привязчивого к ней отношения. Она никогда раньше не сталкивалась с восхищением или верностью со стороны женщины по отношению к себе.
   А вот сообщение про отца показалось ей грубым и неприличным. Потому, что лорд Сеймур никогда не стал бы водиться с такой компанией, какая описывается её подругой, а теперь уже и служанкой.
   - Хочу заметить, что мой отец никогда не позволил бы себе знакомства, которые ты ему приписываешь. И меня, признаться, покоробило твоё мнение о нём.
   Сильно возмущаться по поводу любимого батюшки Сарин не дали. Произошло нечто, что можно было охарактеризовать не иначе, как атаку террористов, потому, что на обычный грабёж магазина было не похоже. От звука взрывов Сарин вздрогнула. А при виде паники, которая началась среди посетителей и простых прохожих, сама ощутила панику.
   Кто-то ухватил её за руку, и из-за скорости, с которой принимала решения юная повстанка, она не сразу сообразила, что это именно её рука. Властная сила повлекла её по улицам, куда-то в сторону от того места, где они находились прежде. А стоило им остановиться, как она услышала яростный шёпот Хотару, и, не совсем понимая от страха, что та хочет от неё, тем не менее, послушно внимала, не смея перечить, и не смея действовать вразрез с требованиями маленькой повстанки, враз выросшей пред нею до уровня гиганта. Она лишь могла сказать:
   - Хорошо, - и терпеливо ждать, когда закончится творящийся вокруг кошмар.

0

34

Что бы ни задумывали террористы первоначально, за взрывами раздались одиночные расчётливые выстрелы, ведущиеся с крыш рядом стоящих домов по обеим сторонам улицы.
   Стреляли грамотно, прицельно, расчётливо, не просто, чтобы запугать, а оставить незаживающие раны в душах людей.
   Стрелков было двое. И кто из них на какой позиции находился, было очень сложно вычислить, особенно, если смотреть из бегущей, мятущейся толпы.

0

35

Мисс Сеймур, в ответ на речь подруги, в свою очередь, сообщила, что понимает её в том, что касается одиночества. А после неосторожного замечания Хотару относительно знакомых её, Сарин, папы, гневно заметила, что старый лорд никогда не позволил бы себе подобных знакомств. И вообще, её, дочь своего отца, покоробило подобное мнение новой служанки. Хотару молча удивилась подобной щепетильности, поскольку не видела ничего предосудительного в том, чтобы холостой состоятельный джентльмен (или же потомок самурайского клана) завёл себе молодую и симпатичную содержанку (естественно, с согласия последней) но ничего не успела сказать в ответ.
   Оказавшись в относительной безопасности, и заручившись согласием своей юной леди, японка стала терпеливо выжидать, пока невидимый дотоле противник не проявит себя. Или же, если террористы уже покинули место теракта, пока не разбежится толпа. Застрелить двух одиноких девчонок - невелика победа для тех, кто вот сейчас, если воспользуется моментом, может положить десятки. Возможность того, что всё происходящее - элемент охоты за ними со стороны людей Танаки, бывшая повстанка отмела сразу. Во-первых, слишком много чести. А во-вторых, несмотря на все способности Куро Асаши, он не мог заранее предугадать траекторию их передвижения, дав своему патрону возможность подготовить взрывные устройства.
   Вскоре, словно в подтверждение её слов, с крыш рядом стоящих домов загремели одиночные выстрелы. Причём никак не меньше двух огневых точек, а может, и больше. Из-за дистанции и естественного для плотных городских застроек искажения звука Хотару не могла бы сейчас с уверенностью сказать, чем вооружены стрелявшие - автоматическими штурмовыми винтовками, для экономии патронов переведёнными на одиночный режим огня, или же высокоточным снайперским оружием. И так и так получалось паршиво. Если не будут нейтрализованы огневые точки, задача вывести отсюда “Лизу” целой и невредимой становилась невыполнимой. Похоже, что в их случае лучшая защита - это нападение…
   Заметив дверь ближайшего подъезда, Ооками осторожно, продвигаясь вдоль стенки, за руку привела сюда подругу, мимоходом успев удивиться, насколько покладистой способна стать Сарин Элизабет Сеймур в стрессовой ситуации.
   - Жди меня здесь, - негромко произнесла Арисака. - И пока не высовывайся. Улица блокирована стрелками. Я не хочу, чтобы ты получила пулю…
   Ведомая скорее не логикой, а каким-то внутренним звериным чутьём, девушка, отчасти прикрываемая обезумевшей от паники толпой, короткими заученными перебежками пересекла улицу. Она неслышной тенью скользнула в подъезд ближайшего дома, на крыше которого, по её мнению, засел (или засела) один (одна) из стрелков. Скинув свои нарядные дорогие туфельки, чтобы цоканьем каблуков не демаскировать себя, японка кошкой взлетела вверх по лестнице. Люк на чердак был закрыт на стандартный магнитный кодовый замок, но бывший командир диверсантов-разведчиков не понаслышке знала, как они открываются. Подобные конструкции были рассчитаны, скорее, для видимости порядка, чем от серьёзных попыток взлома. Приметив низковольтную жилу, уходящую куда-то под слой штукатурки, девушка с силой выдрала участок провода и, не колеблясь, сломала его - без электрозапитки замок был бесполезен. Конечно, в иных условиях было бы разумнее воспользоваться пожарной лестницей, террористы, вполне возможно, так и поступили, (вероятно, замаскировавшись под видом технического персонала - вид молодчика в камуфляже и маске, карабкающегося с оружием по стене дома, как правило, вызывает у добропорядочного обывателя устойчивое желание - сообщить “куда следует”). Но лазать по хорошо просматриваемой вражескими снайперами технической лестнице - себе дороже.
   Ооками внутренне подобралась, словно настоящая волчица перед прыжком. Затаив дыхание, она кралась по чердаку, готовая к любому повороту событий.

0

36

Жизнь такая непредсказуемая: то плетётся улиткой, а то и вовсе дремлет в болотной заводи, или несётся, словно подхваченная вихрем - так, что не успеваешь оглядеться вокруг себя и понять, где ты, с кем ты, и что происходит. Когда темп ускоряется, люди легко принимают жизнь за скоротечный сон, охотно обманываясь и боясь принимать реальность. Сарин не боялась, но и её охватило чувство погружённости в мир сновидений. Она превратилась в щепку, влекомую течением воды, безропотно принимая свою судьбу.
   Она нечасто была такой послушной, и потому удивлялась сама себе, но как-то отстранённо. Подчинившись воле Хотару, она как будто бы отключила своё сознание от всего прочего, что не касалось напрямую её самой и её спутницы. Она следовала за японкой, не пытаясь вырваться или взять руководство на себя, слыша только её голос.
   То-то Хотару, наверное, удивится перемене, произошедшей с подругой. Мысль показалась Сарин забавной, и она улыбнулась, хотя, учитывая творившийся вокруг хаос, улыбаться было нечему, разве что подступающему безумию.
   Но Хотару уже не могла видеть её улыбку. Она действовала, холодно, расчётливо.
   Проведя сквозь толчею обезумевших людей, она втолкнула Сарин в какой-то подъезд какого-то дома, где и оставила её, а сама ушла. Сначала Сарин не понимала, почему, но потом сообразила, что первоначальные звуки, которые она услышала на улице после взрывов, напоминали звуки выстрелов. Естественно, люди не просто так бежали в панике кто куда. Они спешили скрыться от взгляда стрелков.
   - Там же опасно… - но Хотару уже ушла, и речь канула в пустоту. Сарин опустилась вдоль стены на пол в самом тёмном углу, и обхватила руками колени.
   Ей хотелось побежать за Хотару и вернуть её назад, но она понимала, что, покинув убежище, рискует попасть в давку или стать жертвой выстрела, и при этом она вряд ли сможет отыскать Хотару, а тем более, остановить.
   “Возвращайся поскорее”.
   Сарин всхлипнула. О недавних спорах и недоразумениях она забыла, как если бы их и не было, всем сердцем переживая за судьбу своей телохранительницы. Она боялась даже чуточного ранения. И, в то же время, подспудно жаждала какого-то недомогания со стороны Хотару - чтобы та не рвалась в бой, и не рисковала своей жизнью. А она могла спокойно лечить подругу как внимательная заботливая мамочка.
   Она не заигралась. Она реально захотела быть чем-то полезной для подруги.
   Немножко несвоевременно вспомнила она про пистолеты, оставленные у Милли. Хотя, что уж себя обманывать, сейчас они очень даже пригодились бы Хотару. Как знать, не сыграет ли их отсутствие сейчас роковую роль. О самом плохом Сарин не хотела даже и думать.

+1

37

Снайперов было двое. При них имелись рации, пара дымовых гранат, и по пистолету - на всякий случай. Патронами они запаслись изрядно - и для винтовки, и для короткоствольного оружия. Каждый сидел в облюбованном им месте у так называемого “слухового окна” - небольшом возвышении на чердаке жилого дома, куда забирались при помощи короткой приставной лестницы, которая, естественно, сейчас была втянута внутрь, а люк захлопнут. В небольшом помещении, формой напоминающей квадрат, едва ли набралось бы два метра. Но теснота не смущала террористов. Долгое ожидание скрашивали термос с зелёным чаем и пара бутербродов. Они сидели здесь давно, едва ли не с самого утра. Хорошо подготовленные и натренированные бойцы, фанатично преданные своему делу. Несмотря на скрипящие половицы чердака, приближение Хотару на чердаке из-за звука выстрелов засевший в каморке стрелок не услышал. Он продолжал стрелять. В запасе оставалось ещё пятнадцать минут до прибытия военных, которых должны были задержать спланированные беспорядки в другой части города. Генерал-губернатору сегодня точно будет не до сна.

0

38

“Есть контакт!” - молнией промелькнуло в сознании бывшей повстанки, когда девушка отчётливо различила хлёсткие винтовочные выстрелы, раздававшиеся со стороны “слухового окна” - небольшого технического помещения, расположенного на некотором возвышении относительно уровня чердака. Бесшумно (насколько это вообще позволяли скрипучие половицы) проскользнув к цели, девушка с немалым удивлением обнаружила, что люк-лаз, предназначенный для посещений помещения, оказался закрыт массивной крышкой.
   Её противник, кем бы он ни был, допустил серьёзную ошибку, закрыв люк и тем самым перекрыв себе путь к возможному отступлению. И Ооками отнюдь не собиралась проявлять в его адрес великодушие. Ведь на кону была жизнь и честь леди Сарин!
   Никто не мог дать гарантии, что где-нибудь на чердаке дома, в подъезде которого “волчица” была вынуждена укрыть свою драгоценную леди, не скрывается ещё один боевик, или даже целая группа поддержки. Времени было в обрез, поэтому Хотару, мгновенно оценив обстановку, решилась атаковать первой.
   Девушка без колебаний немного приподняла и сдвинула в сторону тяжёлую крышку люка, одним рывком подтянулась на руках и оказалась внутри небольшого помещения, в котором располагался один из стрелков. Занятый выполнением своей истребительной миссии, боевик не заметил чужого присутствия. “Волчица” бесшумно обрушилась на врага со спины, заученным движением захватывая голову охотника, в одночасье превратившегося в жертву, и безо всякого перехода ломая несчастному позвоночник. Брать его в плен просто не имело смысла. Даже связать нечем.
   Подождав, пока затихнет агония, Хотару недрогнувшей рукой сняла с трупа оружие, боеприпасы и рацию. Она не знала позывных противника, но решила изобразить полную хрипов речь тяжелораненого бойца, если второй снайпер всё же попытается связаться с ней по рации.
   Привычным движением взяв в руки снайперскую винтовку, и, немного приоткрыв затвор, убедившись, что патрон уже дослан в патронник, девушка осторожно, стараясь не выдать своего местонахождения ненужным шумом, проскользнула к другому смотровому окну (попытка воспользоваться прежней огневой позицией вполне могла закончиться пулей  “с той стороны улицы”) и быстро осмотрела местность в оптический прицел трофейной винтовки. Естественно, второй стрелок, обеспокоенный поведением напарника, прекратил стрельбу и, как следует, затаился. И выманить его представлялось девушке не такой уж простой задачей…

0

39

Сарин сама себе сейчас напоминала сжавшийся меховой клубочек, как котёнка. Ей было страшно, почти как тогда, когда её захватили в плен повстанцы. Или даже ещё страшнее, поскольку сейчас она боялась не только за себя, но и за Хотару.
   Особенно угнетало то, что Сарин не знала, что сейчас происходит на улице, чем закончилась стрельба, и где во всей этой суматохе и круговерти находится её маленькая подруга, чем занята. То есть Сарин, конечно, понимала, что Хотару занята уничтожением вражеских огневых точек, как она бы это назвала. Но где конкретно она находилась и что делала, этого Сарин не могла себе даже представить.
   Она и не знала, что можно так волноваться о ком-то, не считая родных. Наверное, у неё не было никогда настоящих друзей.
   Иногда с улицы доносились какие-то крики, шум. Поначалу они возникали очень часто, почти беспрерывно, но, по мере того, как шло время, становилось тише, и признаки жизни за пределами дома угасали один за другим, пока не наступили полная тишина и неизвестность.
   Чтобы отвлечься от нерадостных предчувствий, Сарин Элизабет Сеймур сама себя отвлекала, точнее, пыталась отвлекать планированием, что будет делать дальше с Хотару, и как представит её отцу. Вспомнив про серёжки, она даже на минуту испугалась, что вдруг Хотару в пылу боевой операции потеряет их. Юной аристократке почему-то очень хотелось увидеть, как они будут смотреться на бывшей повстанке. Да и вообще, как та будет вести себя и выглядеть, если сделать из неё настоящую леди.
   Уже сейчас Хотару выгодно отличалась от  той себя, с которой познакомилась Сарин в лагере повстанцев. Изменившись внешне, японка мигом обрела черты, присущие большинству жительниц Японских островов до начала войны: покорность, заботливость, предельную тактичность, доведённую чуть ли не до поклонения. Но, в то же время, несмотря на поверхностные изменения, внутри оставался всё тот же стальной стержень, спрятанный под переплетением мышц, сосудов и нервов, неразличимый простым глазом. Тот самый, который дал знать о себе только что, когда возникла угроза смерти или увечья.

0

40

Операция прошла довольно гладко, если не считать одного промаха, стоившего Хотару пулевого ранения в плечо. Снайпер не был мастером на короткие дистанции с неожиданного ракурса поэтому не успел среагировать, как следует, и выстрелил, почти не целясь. Но это было последним, что он сделал в своей жизни. Зато второй снайпер в наступившей тишине сразу сообразил, в чём дело. Он не знал, сколько людей ему противостоит, но исходил из мысли о худшем варианте. Он не стал тратить время на разбор винтовки, оставив всё, как есть, он выскользнул из люка, который занимал, и, предупредив по рации о случившемся, быстро сбежал вниз в надежде смешаться с толпой. В то же время он должен был пронаблюдать за тем, кто появится из дома напротив. И, если представится возможность, устранить его. Пистолет по-прежнему был с ним.
   Одет он был, как большинство молодых людей “одиннадцатой” зоны - в простую повседневную одежду - футболку с капюшоном красного цвета, поверх которой был накинут поношенный коричневый жилет, тёмно-синие, почти чёрные, брюки, и чёрные мягкие туфли, немного поношенные, и без каких-либо украшений. Он не походил на японца, скорее, темноволосый британец, или полукровка. Нижнюю часть лица покрывала тёмная щетина, а тёмный ёршик волос на голове явно не признавал никаких расчёсок.

0

41

И всё-таки она “прокололась”… Не заметив в пылу сражения, что ранена, Хотару испытывала боль, и изрядное беспокойство, чувствуя, как медленно, но верно теряет силы. Хорошо ещё, что она “словила” обычную пистолетную пулю, а не малоимпульсную автоматную, калибра 5,56 мм, имеющую обыкновение распадаться на фрагменты в теле жертвы. Тогда она вряд ли смогла бы держать в руках винтовку. Да, кстати, кто это сейчас выходит из подъезда?!
   - Ксо! - невольно сорвалось с побелевших от запредельного напряжения губ японки.
   Ситуация складывалась - хуже некуда. Хотару всерьёз полагала, что только что вышедший из подъезда мутный тип - и есть снайпер. Хотя бы потому, что добропорядочным верноподданным британской короны, если они не были военнослужащими, не пристало высовываться на улицу, когда идёт стрельба. Да и одежда странного прохожего куда больше подходила для жителя “Зоны 11”, нежели для британских кварталов. К тому же, он показался именно из того дома, на чердаке которого Ооками предполагала наличие снайпера. И именно в это время - скоро прибудут британские войска, начнётся сплошная зачистка, уйти от которой было не так-то просто (Хотару, прекрасно знавшая подобные чердаки, была в этом уверена). Цепь случайных совпадений? Или же…
   Что если, отступая, вражеский боевик решит спрятаться именно в том подъезде, где она укрыла леди Сарин?! Последнее обстоятельство решило судьбу молодого человека. Выбежать на улицу, на перехват? Глупо. Если снайпер всё еще на огневой позиции, то он, скорее всего, застрелит странную девицу. А если это он и есть, то шансы раненой, с каждой минутой слабеющей от потери крови девушки против полного сил противника - мужчины откровенно невелики. И в том, и в другом случае, она подвергает опасности свою леди!
   Что ж, война есть война. И ещё один труп, даже если при жизни он был мирным британцем, и высунулся на улицу лишь из любопытства, ничего не решает. Британские власти, не желая утруждать себя следственными мероприятиями, с большой долей вероятности всё спишут на нападавших. Тем более, что оружие то же самое. Кто станет разбираться, что на момент последнего убийства оно уже успело перейти в другие руки в качестве трофея?
   И девушка, продолжая удерживать цель в перекрестье снайперского прицела и поймав мгновение между ударами своего сердца, уверенно и плавно нажала на спусковой крючок. В оптический прицел она отчётливо видела, как, нелепо взмахнув руками, оседает на мостовую её жертва… Двести семнадцать… Отличное оружие…
   Медлить было нельзя, совсем скоро здесь будут британские войска, и Хотару, привычным движением сняв со своего трофея затвор и отстегнув магазин (не хватало ещё, чтобы комплектная снайперка попала в руки уличных мальчишек!), с сожалением была вынуждена оставить винтовку на чердаке. Вернувшись на исходную огневую позицию и сложив затвор и боеприпасы в чехол от термоса, она без промедления покинула чердак.
   Подобрав в подъезде свои туфельки (и успев удивиться, что их никто не успел украсть), “волчица” бесшумно выскользнула из подъезда. Подойдя к поверженному ею молодому человеку, и по профессиональной привычке не обращая внимания на разбитую пулей окровавленную пустую глазницу, японка быстро и деловито обшарила труп на предмет оружия. Возможно, это и есть снайпер. По крайней мере, вот его пистолет…
   Изъяв у мёртвого оружие, бывшая повстанка поспешила к своей хозяйке - времени на поиск второй винтовки уже не оставалось. Бледная от потери крови, в разорванном на плече, окровавленном платье, с пистолетом в одной руке и чехлом с боеприпасами, затвором и вторым пистолетом в другой, маленькая валькирия была способна скорее напугать, чем успокоить свою подругу.

Отредактировано Arisaka Hotaru (2018-02-02 19:02:42)

0

42

Сарин не могла видеть того, что делает Хотару, и что с ней происходит. Если бы она только знала, что её маленькой подруге пришлось претерпеть, и что она ранена, она бы здорово волновалась. Хотя она и без того волновалась, и боялась что-либо предпринять. Тем более, что Хотару сама распорядилась, чтобы она оставалась здесь. А в том, что касалось военного руководства, Сарин, далёкая от всего этого, всецело полагалась на бывшую повстанку. Она сама не знала, сколько может так просидеть в ожидании, когда Хотару вернётся за ней, когда у неё самой закончится терпение. Могло быть и так.
   В конце концов, девушка так привыкла к постоянному нахождению, что она оказалась неподготовлена, когда дверь отворилась, и внутрь вошёл человек. А человек этот вовсе не просто так вошёл в дом. Он не искал укрытия. У него была конкретная цель, и в числе этих целей оказалась Сарин.
   Человек был молод, крепок телом, и носил добротную одежду. Но в остальном ничего хорошего о нём сказать было нельзя. Он не принадлежал к террористической группировке, которая устроила вакханалию на улице. Он был шакал и сын шакала. И просто воспользовался ситуацией, чтобы обогатиться. Или развлечься. Увидев его, она поначалу испугалась. Потом решила было, что это такой же несчастный, как она сама. Она не знала, как ей надлежит лучше поступить, потому просто робко улыбнулась. Но когда человек направился к ней, вытянув руки, явно в намерении сделать нечто плохое, в этот момент Сарин сообразила, что что-то не так. Она испуганно отшатнулась, выставив перед собой руки и закричала:
   - Не подходите!
   Но видя, что враг абсолютно не собирается останавливаться, она закричала о помощи, подсознательно надеясь, что её крик услышит возвращающаяся Хотару. Ей не хотелось думать, что с подругой могло случиться что-то непоправимое. Ей даже не могло прийти в голову, что на зов может откликнуться кто-то другой.
   Некто пришёл на её призыв. И ещё сложно было бы определить, с кем она имеет дело на сей раз - другом, или врагом. Поэтому, ещё до того, как вновь появившийся что-либо предпринял, она рыбкой проскользнула между ними и выбежала на улицу. Кто-то зацепил рукой за край её одежды, и ткань платья осталась у него в руках. Едва ли Сарин даже заметила это.
   Сарин не знала, как поступить, но почему-то решила, что самый безопасный способ - это попытаться спрятаться в доме напротив.

0

43

Второй бандит заявился в дом по той же причине, что и первый, надеясь заполучить что-нибудь, пользуясь атакой террористов. И он не ожидал, что здесь окажется ещё один. То есть, теоретически-то конечно, но всегда неприятно, когда выясняется, что ты - не самый догадливый и проворный. Они, может быть, передрались бы между собой, но дело в том, что их общая жертва сейчас ускользнула.
   Первый успел только ухватить за край платья, а второй - вообще ничего предпринять не успел. Сарин, выбежав из подъезда дома, бросилась по улице прочь от того места, где происходили неприятные события, сочтя, видимо, что так оно будет безопаснее. Особенно, если забежать в какой-нибудь салон, или магазин. Там наверняка будет возможность вызвать стражей порядка, и надеяться на помощь сердобольных горожан.
   Тем временем, старательные и бдительные горожане, точнее, не горожане вовсе, а так называемая “стража порядка”, спешила пострадавшим на помощь. Они выдвигались большой толпой с подкреплением из найтмаров. На помощь спешили британские военные силы, выполняющие роль полицейского органа. Они ещё пока не знали, с кем им придётся иметь дело, и откуда начинать. Но направление избрали достаточно верное. Скорей всего, они явятся к “шапошному разбору”, но их-то это вполне устраивало. В бой рвались только юные пилоты найтмаров из числа британской знати, которые считали данное назначение весьма удачным. Как весёлое приключение, возможность показать себя. Им было плевать на террористов, на пострадавших от нападения горожан. Их интересовали только они сами, и те почести и похвалы, которые они получат, когда вернутся с миссии. В случае встречи с врагом вряд ли они станут разбираться, действительно ли они имеют дело с врагом, или нет.

0

44

Казалось, что этот день вряд ли будет отличаться от нескольких предыдущих. Джоанна Шелтон, незамужняя восемнадцатилетняя соискательница свободной вакансии, упругой ритмичной походкой шла по улице. Сегодня, вчера, позавчера - день за днём она обходит офисы небольших фирм и особняки местной аристократии в поисках работы. Не по своей воле покинувшая Метрополию, девушка, тем не менее, предпочла не опускать рук, а бороться за своё будущее.
   Внезапно какой-то прохожий, дерзко выхватил из рук молодой леди Шелтон сумочку с кошельком и документами и бросился наутёк. Красавица тихо вскрикнула и устремилась в погоню за обидчиком. Девушка не обольщала себя надеждой, что сумеет вернуть пропажу, просто без денег и документов её шансы в Поселении Токио, и без того невеликие, и вовсе устремились к нулю.
   Внезапно где-то впереди раздались взрывы, а затем сухие, гулкие звуки выстрелов. И Джоанна, поддавшись общей панике, устремилась вместе с перепуганной толпой. Каким-то чудом её едва не сбили с ног и не затоптали. Девушке повезло - она оказалась оттеснённой к стене дома.
   Но всё когда-нибудь заканчивается. Вот и толпа, едва не затоптавшая бывшую жительницу Метрополии, наконец-то рассеялась. Из подъезда дома, возле которого стояла незадачливая молодая аристократка, вышел человек. Одетый в красную футболку с капюшоном, старенький жилет коричневого цвета, брюки, похоже, чёрные, и туфли примерно того же цвета, небритый и непричёсанный, он быстро огляделся и торопливо зашагал прочь. Мисс Шелтон хотела предупредить его, что здесь опасно, но не успела. В тишине улицы откуда-то сверху громыхнул выстрел, и молодой человек, неуклюже взмахнув руками, осел на мостовую.
   Леди Шелтон стояла у стены незнакомого дома, тщетно пытаясь унять нервную дрожь. Только что на её глазах убили человека, а незадолго до этого её саму ограбили. Джоанне даже не пришло в голову, что убитый вполне мог иметь прямое отношение к ужасам этого дня.
   Красавица-британка всё же нашла в себе силы осмотреться. Толпа уже успела рассеяться. По улице куда-то спешила лишь девушка-подросток, почти что девочка. Обладающая характерной азиатской внешностью, с коротко стриженными чёрными волосами, она была одета в очень короткое приталенное платье сиреневого цвета, со свободными рукавами и белыми кружевами на груди. Левый рукав незнакомки в районе плеча был разорван, и весь пропитался кровью. Ноги девочки были обуты в нарядные туфельки на высоченных каблуках-шпильках. Обычный подростковый максимализм? Или… Первоначально юная дворянка намеревалась спросить у раненой, не нужна ли ей помощь, но вовремя остановилась. В руках незнакомка держала матерчатую сумку и… внимательный взгляд британки “зацепился” за чёрный, зловещего вида пистолет. НАСТОЯЩИЙ… Молодая дворянка почувствовала, что от подобного зрелища в её жилах начинает стыть кровь. Британка никогда ранее не имела дела с огнестрельным оружием, и не понимала, зачем этой маленькой разбитной азиатке понадобился пистолет. Почему-то Джоанна решила, что перед ней “одиннадцатая”, возможно, из числа повстанцев, хотя не была в этом уверена. В Поселении Токио она уже видела японок, но вряд ли смогла бы их отличить от китаянок или сиамок.
   Странная девица, поравнявшись с трупом, неожиданно присела на корточки, и быстро, сноровисто обшарила его. Похоже, она знала, что искала, потому, что практически сразу нашла у убитого пистолет и по-хозяйски прибрала его в свою сумку. Затем опасная незнакомка поспешила дальше, нырнув в какой-то подъезд, а леди Джоанна осталась на месте, первоначально намереваясь дождаться приезда полиции, поскольку, несмотря на пережитый страх, утрата последних денег и резюме поставила девушку в исключительно тяжёлое положение.

0

45

Уже устремившись в направлении подъезда, где она имела неосторожность спрятать свою подругу, Ооками, к немалому своему изумлению и замешательству, обнаружила леди Сарин, с быстротой лани удаляющуюся от места их так и не несостоявшегося рандеву. Резонно предположив, что в подъезде “Лизу” могли напугать или даже обидеть, Хотару закусила губу от досады. Немалым усилием воли девушка всё же сумела подавить в своей душе волну тёмного, безрассудного гнева в адрес обидчиков своей леди. Сейчас ей, как, пожалуй, никогда ранее, необходимо сохранять ясность сознания и полный контроль за происходящим.
   Девушка моментально сообразила, что догнать более длинноногую мисс Сеймур для неё, раненой и теряющей с каждой минутой силы, да к тому же ещё и обутой в туфельки на высоченных каблуках-шпильках было просто нереально. Передвижение босиком также не решало проблемы. Равно, как и попытка привлечь внимание своей хозяйки криками или выстрелами. Но Хотару была бойцом до мозга костей, и поэтому просто не могла сдаться. Тем более, что ещё не все возможности и ресурсы были задействованы. Если её леди сумела самостоятельно вырваться из подъезда, противник, находящийся там, вряд ли обладал значительной численностью - от силы пара-тройка бандитов (с которыми тоже необходимо разобраться, причём в самое ближайшее время пока не прибыли британские войска). А явная фора и неоспоримое преимущество молодой британки в скорости… Взгляд юной японки упал на незнакомую рыжеволосую девушку, почему-то не искавшую укрытия в одном из домов, а, напротив, стоявшую на самом виду, представляя собой отличную мишень для вражеских стрелков. Она обернулась к незнакомке.
   Мягкая волна огненно-рыжих волос, красивое лицо, белоснежная закрытая сорочка с длинными рукавами, строгая синяя юбка до колена, и великолепные ноги в белых носочках и с красивыми ямочками под коленками, обутые в серые туфельки, куда более подходящие для бега, нежели её собственные. Сейчас эти стройные, крепкие ножки - пожалуй, единственный шанс на спасение для её подруги. То, что нужно. Хотару отчаянно боролась за самый главный в её ситуации ресурс - время, и потому ни мгновения не колебалась. И, заранее пресекая любые возможные возражения, холодно, жёстко и непреклонно произнесла:
  - Останови эту девушку, - она властно указала рукой в сторону удаляющейся Сарин Сеймур. - Она графиня, и её жизнь очень важна. Сейчас здесь пойдёт тяжёлая бронетехника Империи - танки и найтмары. Все, кто встретится на их пути, рискуют быть раздавленными - видимость из танка отвратительная. Её зовут Сарин Элизабет Сеймур, скажи, что Арисака Хотару, телохранительница, просит её остановиться и вернуться. Выполняй!
   Не способная более остановить подругу-смуглянку самостоятельно, и не обладая могуществом Гиасса, Ооками, тем не менее, не утратила способности подчинять своей воле других людей - недаром она столько времени руководила отборными головорезами капитана Танаки. Британка, повинуясь пылающему взгляду угольно-чёрных глаз, взяла такой резвый старт, что, пожалуй, затмила бы любого бегуна-юниора из спортивной секции Академии Эшфорд. Каким-то звериным чутьём Хотару знала, что рыжеволосая красотка выполнит её приказ. Теперь оставалось разобраться с обидчиками леди Сарин. Хотару позволила себе эту вольность, вполне обоснованно полагая, что раздосадованные неудачей бандиты могли атаковать её и “Лизу” при возвращении. Подобное рассуждение предполагало лишь один вывод - обидчики мисс Сеймур должны быть уничтожены…
   … Они оставили этот мир практически мгновенно, даже не успев осознать, что же произошло. Хотару, в сознании которой безжалостный невидимый метроном уже отбивал бесценные мгновения, оставшиеся до встречи со смертью в образе вооружённых до зубов военнослужащих Британской империи, торопливо обшарила свежие трупы. На этот раз её добычей стали острый, как бритва, стилет, и два пистолета, один из которых - до боли знакомый и привычный “тридцать четвёртый “глок”. Вооружившись столь вожделенным трофеем, Ооками убрала всё остальное в сумку, благо её ёмкость ещё позволяла, повязала на своё левое запястье лоскут ткани от платья Сарин, вырванный из мёртвой руки одного из бандитов, и тотчас же поспешила вслед своей рыжеволосой посланнице. Сейчас всё решали мгновения, и любое промедление было смерти подобно.

0

46

Если бы Сарин обернулась, она, несомненно, заметила бы подругу. И тогда, конечно, остановилась и повернула назад. Но она не смотрела. Она была охвачена страхом, даже не подозревая, что ждёт её впереди. Так что рыжая, так удачно попавшаяся Хотару, не сразу бы догнала её. На руку сыграло то, что из-за очередного поворота улицы показались первые ряды боевого отряда для зачистки. Когда Сарин в ужасе метнулась назад, то едва не столкнулась с рыжеволосой женщиной, которая преследовала её. Решив, что незнакомка имеет отношение к тем бандитам, с которыми она встретилась ранее, Сарин невольно закричала и отшатнулась. Она была на грани нервного срыва, и чувствовала себя как-то нереально. Это находилось не в том месте, и не в то время.
   Самое странное, что в этот момент её посещали не мысли о смерти, или спасению от неё, а мысли о бесчисленных реинкарнациях. В ней проснулась истинная дочь своей матери, и поэтому, когда Сарин устала бояться, она также перестала воспринимать рыжую посланницу, как серьёзную угрозу. Она смотрела на рыжую, как на элемент мозаики, так же, как на двух предыдущих незнакомцев, с которыми судьба столкнула её в подъезде одного из домов.
   Не жаждая общения, и не желая быть вовлечённой в разборку с британскими военными, которых, несомненно, было больше, Сарин бросилась в сторону, в какой-то узкий переулок между домами, почти забыв про Хотару и стрелках.
   Красиво уложенные волосы её разлохматились, наряд выглядел потрёпанным, особенно, с учётом оторванного куска. Кроме того, Сарин уже успела где-то поцарапать колено и посадить на руке синяк.
   Только добежав до конца переулка, она остановилась и оглянулась назад. Рыжая продолжала преследовать, и вроде бы она что-то ей кричала. Сарин вспомнила про мобильный телефон у себя в сумочке, и с раздражением отметила про себя, что могла бы об этом вспомнить и раньше.
   Тут же у Сарин возникла дилемма. Даже две. Остановиться и выслушать рыжую, или продолжить бежать? И кому позвонить, если она действительно станет сейчас это делать? В полицию и без неё звонили, это ясно. Отец переволнуется, и заработает сердечный приступ. А номера Хотару Сарин не знала. Она даже не знала, есть ли у Хотару вообще телефон, мысленно укоряя себя за такое упущение. В конце концов, она решила обождать и с побегом, и со звонком, а выслушать, что хочет сказать преследующая её девушка.
   Правда, у осторожной Сарин мелькнула её одна неприятная мысль, что из-за чёрных волос её тоже могли принять за террористку.

0

47

Боевой отряд, уверенно двигавшийся в сторону района, где произошёл теракт, лишь мельком успели заметить Сарин, поскольку девушка тотчас развернулась и бросилась прочь. Самые горячие головы поспешили последовать за ней. Они так же заметили другую девушку, которая следовала за первой, но посчитали первую и вторую в равной степени врагами, а потому часть отправилась в преследование.
   Для Хотару внезапно случившаяся проверка её на звание телохранительницы могла обернуться позорным провалом. Но, по счастью, бандиты, с которыми она уже успела познакомиться, не ограничились двумя насильниками и воришками. Ещё один прибыл аж на мотоцикле. Не совсем понятно, что он искал, но, похоже, просто обыскивал трупы. Там, где на пустой улице остались трупы людей, павших во время стрельбы, он деловито рыскал в поисках денег и ценностей, оставив мотоцикл припаркованным у одного из зданий, спеша успеть до прихода военных. При этом у него с собой, на всякий случай, имелся “глок”, заткнутый за ремень сзади. Он периодически оглядывался, чтобы подстраховаться от внезапных нападений сзади.
   Тем временем, пилоты найтмаров, по всей видимости, не желая преследовать мелкую добычу в лице двух юных девочек, убегавших во всю прыть с места событий, быстрым шагом направились к месту, где была произведена стрельба. Ещё несколько минут, и они будут на месте.

0

48

Мисс Шелтон продолжала стоять на прежнем месте, словно бы от этого зависело, сумеет ли полиция найти её сумочку с деньгами и документами, или же нет. Раненая в руку азиатка с пистолетом, устремившаяся было по каким-то своим делам, внезапно развернулась и столь же решительно направилась к ней. Окинув быстрым, оценивающим “мужским” взглядом стройную фигуру своей невольной собеседницы, отчего Джоанну даже пробрала нервная дрожь, маленькая незнакомка тоном, отнюдь не предусматривающим отказа, властно потребовала, чтобы молодая британка догнала и остановила некую графиню Сеймур. Девочка мотивировала свой приказ тем, что её высокопоставленная хозяйка рискует погибнуть по причине несовершенства британских военных машин. Джоанна, которая, в силу врождённого человеколюбия, неоднократно усиленного воспитанием, и без того настроенная спасти от смерти совершенно незнакомую ей аристократку, обжёгшись об властный, испепеляющий взгляд маленькой воительницы, не раздумывая ни секундой более, послушно бросилась в погоню.
   Девушка бежала вперёд, словно бы подгоняемая яростным беззвучным приказом, а перед её мысленным взором всё так же пылали эти огненно-чёрные очи. Джоанна уже  почти догнала преследуемую ею графиню, когда та, заметив приближение вооружённых соотечественников, неожиданно развернулась, устремившись в противоположном направлении. Увидев мисс Шелтон, и, по всей видимости, решив, что рыжеволосая незнакомка преследует её, леди Сеймур отшатнулась и закричала. Впрочем, окажись сейчас Джоанна на её месте, то поступила бы точно так же.
   Погоня продолжилась, но теперь уже в обратном направлении. Незадачливая преследовательница задыхалась от быстрого бега, безуспешно пытаясь догнать прыткую смуглянку. Свернув в какой-то переулок, молодая графиня остановилась, обернувшись назад, лишь пробежав его целиком. Джоанна, ещё не успев отдышаться после вынужденного кросса, робко приблизилась. Разлохмаченные чёрные волосы, некогда дорогая, а теперь изрядно потрёпанная одежда с вырванным в одном месте весьма приличным куском, поцарапанное колено и синяк на руке - в данный момент благородная госпожа Сеймур гораздо больше походила на затравленную тигрицу, готовую драться до последнего, чем на благовоспитанную леди из хорошего дома.
   - Госпожа графиня Сарин Элизабет Сеймур, ваша верная телохранительница Арисака Хотару просит вас остановиться, - торопливо произнесла посланница маленькой настойчивой японки. - Она ранена, и поэтому не может быстро передвигаться, - молодая дворянка поспешила оправдаться за свою невольную дерзость - правила хорошего тона для людей её круга, тем более, при общении с особами, носившими графские и герцогские фамилии, были истиной в последней инстанции. Впрочем, девушка искренне надеялась, что неистовая “одиннадцатая”, так напугавшая её не далее, как несколько минут назад, сейчас догонит их и сама всё объяснит своей госпоже.

0

49

Зловещий метроном в её голове продолжал безжалостно отбивать безвозвратно уходящие в прошлое бесценные мгновения, побуждая к действию, и Хотару спешила на защиту своей прекрасной подруги, как только могла. Где-то впереди уже направлялись к месту недавних событий тяжёлые найтмары. Вчерашняя повстанка чувствовала их приближение по характерным, пока ещё едва уловимым колебаниям дорожного покрытия, на котором стояла. Неистовая надежда и безысходное отчаяние боролись в душе девушки в эти поистине незабываемые мгновения.
   Внезапно тишину улицы нарушил рёв мотора. Ещё один любитель лёгкой наживы прибыл к месту недавнего теракта верхом на своём “железном коне”. Спешившись, он принялся жадно обыскивать тела жертв, очевидно, надеясь найти что-нибудь довольно ценное - деньги, драгоценности, прочие “плюшки”…
   О, мотоцикл! Какая удача!
   Ооками прикинула расстояние до оппонента. Более ста метров. С такой дистанции из пистолета, как правило, не стреляют. Конечно, энергетики патрона “девять-девятнадцать люгер” - “от пятисот шестнадцати джоулей” за глаза хватит для подобного эксперимента. Другой вопрос, сумеет ли она попасть в цель… Хорошие стрелки из пистолета практикуют дистанцию в пятьдесят метров, посредственные - двадцать пять, а то и менее… Девушка внезапно вспомнила, как один из её бывших подчинённых, всерьёз увлекавшийся буддийской техникой “цакуга-дзен”, уверял, что в состоянии транса можно стрелять из лука, практически не целясь, и на довольно значительные расстояния. Отказываясь, впрочем, продемонстрировать преимущества своей техники, ссылаясь на отсутствие в отряде лука со стрелами. Времени нет, можно рискнуть…
   Но вот незадача - она же не буддистка! Тогда Хотару в отчаянии представила саму Аматерасу - Амиками. А затем, резко вскинув трофейный “глок”, выстрелила в голову двуногого шакала. Судя по тому, что бандит рухнул, как подкошенный, воспользоваться мотоциклом он уже не сможет. По крайней мере, в ближайшее время…
   Быстрее тени метнувшуюся к поверженному противнику японку ожидали, по меньшей мере, два приятных сюрприза. Во-первых, её противник был мёртв. Учитывая расстояние стрельбы и недавнее ранение, результат более, чем неплохой, А во-вторых, за поясом лежащего лицом вниз в луже собственно крови мёртвого тела заткнут… “глок”! Не сумев удержаться от соблазна и схватив вожделенный трофей, Хотару поспешила к мотоциклу. Выбросив из бокового багажника ключи и мелкие запчасти (если что-нибудь сломается, то чинить придётся уже на том свете), девушка торопливо затолкала туда свои бесценные трофеи, чтобы освободить руки для управления транспортным средством и прыгнула на сиденье водителя. Поворот ключа, оставленного в замке зажигания (“шакал”, оказывается, тоже ценил время!) - и хорошо отрегулированный двигатель завёлся. Выжав сцепление, японка переключилась с нейтрали на первую скорость, понемногу прибавляя газ.
   Разогнав мотоцикл до максимальной скорости, Хотару стремительно ворвалась в узкий переулок. Эффектно обогнув леди Сеймур и рыжеволосую мисс, имени которой японка по-прежнему не знала (должна же она где-то развернуться), “волчица”, последовательно в несколько этапов сбрасывая обороты двигателя, остановила своего “железного коня”, привычным движением поставив его на подножку, не убирая левой руки с рукоятки сцепления, но отпустив на время рукоять газа, словно бы приглашая свою госпожу занять место, готовая, однако, чуть-чуть выжать газ, если мотор начнёт глохнуть на чересчур малых для него оборотах.
   - Прыгайте на мотоцикл, скорее! - сквозь грохот двигателя прокричала бывшая разведчица. - Леди Сарин - спереди, на бензобак, показывать дорогу. А ты, - она обратилась к Джоанне - на заднее сиденье!
   Хотару прекрасно знала, что из их девичьего трио шанс получить пулю или осколок выше всего у рыжеволосой. Но, невольно прикрывая своим телом водителя, мисс Как-Её-Там, тем не менее, рискует меньше, нежели оставаясь в этом злосчастном переулке. Теперь оставалось надеяться, что пресловутая “арифметика войны” сработает и на этот раз. Надеяться, и… теряя силы, управлять перегруженным мотоциклом…

Отредактировано Arisaka Hotaru (2018-02-10 05:18:05)

+1

50

“Что?! Откуда?!”.
   Сарин сначала спросила себя, откуда рыжая знает её, а потом - откуда знает Хотару. Ведь, если верить японке, кроме как британской подружки брата, у той не было опыта общения с британцами. Точнее, британками. Так откуда они знакомы с рыжей? Когда и по какому поводу успели познакомиться?
   Две половинки Сарин спорили между собой: одна - индийская, темпераментная - бешено ревновала, почему-то желая, чтобы первым и главным проводником бывшей повстанки в мире имперской знати была исключительно она; другая - холодная британская - рассудительно отмечала новые достоинства их с Ооками знакомства.
   В этом тупиковом бессмысленном споре верх одержало любопытство. Чем понапрасну гадать и строить предположения, Сарин задала вопрос напрямик - хотя время она выбрала, мягко сказать, не совсем удачное:
   - Откуда вы знаете Хотару?
   Рыжеволосой, по счастью, не пришлось отвечать на вопрос юной графини Сеймур. В этот момент в переулке, лишь немного обогнав военных, появилась сама Хотару, собственной персоной. Как всегда в своей стихии, решительная и уверенная, прямо на зависть Сарин, которая едва только более-менее сумела оправиться от страха, заставившего её бежать сюда из временного укрытия.
   Хотару прибыла на мотоцикле, неизвестно, у кого и каким образом реквизированном. Сарин не особо разбиралась в машинах, однако одного взгляда для неё было достаточно, чтобы понять, что Хотару раздобыла не хлам, а весьма неплохую модель, достаточно новую и ухоженную. И, наверняка, мощную. Уж в этом девушка была совершенно уверена.
   В принципе, как японке удалось в короткий срок добыть мотоцикл, не являлось для Сарин такой уж необыкновенной ситуацией. В отличие от тряпицы на её руке, которая прежде была частью платья британки.
   Глаза девушки удивлённо распахнулись.
   - Что это? - только и произнесла она.
   Тем временем Хотару, с присущей ей безапелляционной манерой, когда дело касалось жизни и смерти, указала Сарин на бак, предлагая занять ей место впереди, дабы указывать путь. Хотя для Сарин быть проводником в такой чрезвычайной ситуации оказалось совсем нелегко. Она растерялась, и, запутавшись в направлениях, просто не знала, где они сейчас находятся. То есть, район-то ей был известен, но улицы выглядели слишком одинаково, а голова, всецело занятая спасением, отказывалась думать о чём-нибудь ещё. Единственное, что она могла сказать в ответ на слова Хотару, это заметить, что им всё равно сейчас, куда бежать, только бы подальше отсюда. Но при этом она послушно последовала указаниям. Кроме того, заметив кровь на теле подруги, и не зная, кому она принадлежит в точности, Сарин хотела как можно скорее выбраться из заварушки. А пока что она ни о чём не спрашивала.

0

51

Джоанна, мысленно сжавшись в маленький тёплый комочек размером не больше трёхмесячного лисёнка, приготовилась к форменному допросу со стороны только что преследуемой ею высокородной аристократки. И действительно, леди Сарин успела даже спросить, откуда собеседница знает её телохранительницу, когда маленькая “одиннадцатая” по имени Арисака Хотару, собственной персоной, эффектно вынырнув с главной улицы верхом на мотоцикле, пронеслась мимо них, лихо развернулась, и, остановившись, прокричала, чтобы обе британки поскорее запрыгивали на мотоцикл, определив место для госпожи на баке, а своей недавней рыжеволосой посланнице - на заднем сиденье.
   Благородная графиня не заставила себя ждать и упрашивать. Она проворно уселась спереди на бензобак, словно принцесса на коня своего рыцаря-защитника. Сходство усиливалось той бережностью, с которой маленькая сорвиголова придерживала свой бесценный живой трофей. Мисс Сеймур, заметив наспех намотанную на запястье своей компаньонки тряпицу такой же расцветки и фактуры материала, что и её собственное платье, изумлённо спросила, что это. Но отважная мотоциклистка воздержалась от ответа, скорее всего, полагая, что сейчас не место и не время для разговоров. Поэтому она молча выжала газ, как только все заняли свои места…
   …Японка уверенно и умело вела мотоцикл. Слишком уверенно и умело для девушки из гетто. Интересно, где она этому научилась?
   Разумеется, риск - неотъемлемая составляющая профессии телохранителя (ведь недаром им выдают оружие!). Но устраивать самую что ни на есть настоящую войну с террористами?! Этого молодая мисс Шелтон никак пока не могла взять в толк.
   За деньги так не служат. Тем более - пресловутые “одиннадцатые”. Для того, чтобы рисковать ради своей госпожи-британки буквально всем - здоровьем, честью, даже самой жизнью, настоящей японке требовалось нечто значительно большее, нежели солидный денежный куш, а также некие, зачастую эфемерные, гарантии. Редкие случаи действительно честных соглашений между британцами и некогда покорёнными ими островитянами, пока что, увы, не спешили становиться правилом.
   Размышляя над поведением Хотару, девушка не могла не отметить её явно вызывающе - откровенный наряд - чересчур короткое платье и туфельки на высоченных каблуках - шпильках. Вряд ли её британская хозяйка определила этой девочке столь сексапильную служебную одежду. Скорее, всё обстоит с точностью до наоборот - мисс Арисака храбра, верна и явно умеет выкручиваться из разных передряг, и леди Сеймур, разумеется, в виде исключения, позволила своей компаньонке и защитнице сопровождать себя в подобном одеянии. Которое, по мнению Джоанны, свидетельствовало о страстности натуры маленькой “одиннадцатой”, а также горячем желании завести себе мужчину.
   Сильный встречный поток воздуха сорвал с её рыжеволосой головы дамскую шляпку, по счастью, предусмотрительно снабжённую резиночкой, так что головной убор не был утерян, а лишь отброшен за спину. Девушка уже имела некоторый опыт прогулок на мотоцикле - со своим кузеном Шоном Спрингфилдом, опытным байкером. Поэтому, поспешно заняв своё место и прижавшись к спине бывшей разведчицы, чтобы ей было легче управлять мотоциклом  (со стороны могло показаться, что маленькая японка была её парнем) леди Джоанна позволила себе немного расслабиться, переложив ответственность за происходящее на плечи своей нежданной маленькой спасительницы.
   Будучи по природе существом добрым и отзывчивым, мисс Шелтон решила помочь незадачливой “одиннадцатой” в любви. Разве сейчас юная телохранительница леди Сеймур не спасает её, Джоанну, британку, чьего имени она даже не знает, от опасности?! А ведь могла бы и бросить… Содрогнувшись при этой мысли, девушка постаралась перевести свои мысли на что-нибудь более приятное. Например, на одно весьма перспективное (на её взгляд), будущее знакомство…
   …Ровный, убаюкивающий рокот мощного мотора помогал сосредоточиться. Теперь, когда опасность, кажется, позади, и можно, всецело полагаясь на опыт и мастерство водителя, продолжить размышления на тему  “спасения рядового Райана”.
   “Кажется, я знаю, чего ты хочешь…”.
   Можно даже так - предложить сходить вместе “в одно интересное место”, а самой привести свою ничего не подозревающую “жертву” прямо в объятия мистера Спрингфилда. Его опытные, ловкие руки ещё ни разу не знали поражения, а подруги среди девушек-байкеров у него не было исключительно по причине тотального отсутствия “наездниц на железных конях” в том регионе “Зоны 11”, где они проживали. А обычные девчонки Шона не слишком-то интересовали. Сюрприз, который Джоанна от чистого сердца готовила своей спасительнице, обещал если не окончиться “хеппи-эндом”, то, по крайней мере, убедить юную байкершу в чистоте и искренности намерений британки…

0

52

Леди Сарин, заметив лоскуток от собственного платья, повязанный на рукаве верной японки, в изумлении распахнула глаза, и столь же удивлённо спросила, что это. “Волчица” промолчала. Ещё немного - и этот переулок превратится в форменную западню. Если им сейчас повезёт вырваться отсюда, то, оказавшись в безопасном месте, можно будет и поговорить. А пока…
   Хотару, дождавшись, когда подруга займёт предназначенное ей место на бензобаке, а рослая рыжеволосая красотка, что всё ещё вынужденно находилась с ними, заскочит на заднее сидение, плавно выжала рукоять газа, одновременно освобождая сцепление. Мотоцикл мягко тронулся с места, быстро набирая столь необходимый сейчас разгон…
   …Вообще, первоначально Ооками не без основания полагала, что мисс Сеймур покажет путь к особняку, в котором живёт. Но “Лиза” отчего-то самоустранилась от роли штурмана, туманно и уклончиво заметив, что не всё ли равно, куда бежать, лишь бы подальше от этого страшного места. Ладно. Хотару, в силу своей прежней профессии, способная неплохо ориентироваться в незнакомых городских улицах, но не знавшая, где живёт её подруга, приняла решение вернуться в Академию.
   “К студенткам Академии Эшфорд моветон приставать. Опасно для здоровья, кошелька и фамильной чести,” - весьма своевременно всплыла в памяти фраза, оброненная накануне мисс Сеймур. Значит, стены альма-матер сегодня, сейчас едва ли не самое безопасное место для юной графини…
   …Близость леди Сарин, тепло её тела, какая-то неуловимая завораживающая аура дочери индийского народа буквально ошеломили Хотару. Тем более, что при каждой случайной небольшой встряске, практически неизбежной на дороге, при вождении мотоцикла, их молодые тела становились на несколько мгновений чуть ближе друг к дружке. Бывшая повстанка успела даже подумать, что её заявление насчёт собственной незаинтересованности женскими прелестями очаровательной хозяйки было несколько… преждевременным. Сейчас японка дорого бы отдала за то, чтобы ещё хоть раз прикоснуться к этому живому чуду.
   Быстрее ветра влетев на территорию Академии, Арисака-тян, остановив мотоцикл, осторожно, помогла своей леди сойти на землю (рыжая позаботилась о собственной персоне вполне самостоятельно), после чего остановилась, всем своим видом выражая чувство вины.
   - Хотару не справилась… со своей работой… моя леди… - виновато улыбнулась бывшая разведчица. - Нейтрализовать… пятерых террористов… и не обеспечить безопасность… Сарин-сан… Не следовало отдавать пистолеты Милли… я ничуть не лучше, чем Роберт…
   Не в силах скрыть своей досады, маленькая японка, пошатываясь от потери крови, достала из маленького потайного кармашка с застёжкой на боку своего платья заветные серьги, подарок мисс Сеймур, и, бережно положив их на сиденье мотоцикла, вопросительно посмотрела на свою подругу. Затем присела на корточки, и, словно в подтверждение своих слов, открыла багажник, продемонстрировав весь собранный за последние двадцать минут трофейный арсенал - оптический прицел и затвор от снайперской винтовки, патроны, стилет и пять единиц различного короткоствольного оружия, в том числе пару угловатых, угольно-чёрных “глоков” весьма зловещего вида…
   …Если она, Ооками, всё рассчитала верно, то после подобной “рекламы” маленькую опасную “одиннадцатую” наверняка по-тихому спровадят подальше от семейства Сеймур. Леди Сарин вряд ли допустит, чтобы её защитницу выдали британским военным. Потому, что даже находиться рядом с “Лизой”, с некоторых пор, стало невыносимым напряжением всех душевных сил…

Отредактировано Arisaka Hotaru (2018-02-23 09:09:34)

0

53

Это был сумасшедший день. И, по ощущениям Сарин, он начался где-то в прошлом году, и нескоро, по всей видимости, близился к завершению. Многое, наверное, можно было поменять, но, кто знает, как бы всё изменилось в результате. Так что, пусть будет так, как есть. Страх, владевший ею во время бега, отпустил, сменившись каким-то отстранённым безразличием напополам с любопытством с любопытством. Ей было безумно интересно, что будет дальше, как поведёт себя Хотару и остальные. Пока что она могла лишь наблюдать, не принимая прямого участия.
   Они покинули опасный район, чему Сарин была безмерно рада, хотя и не понимала до конца, как всё произошло. Когда мотоцикл остановился, она быстрее слезла на землю и огляделась вокруг. Они находились во дворе Академии Эшфордов. Место знакомое. И безопасное. Но что с ними делает рыжая, почему Хотару не ссадила её раньше, в более безопасном районе, когда была такая возможность, хотя бы перед самими воротами Академии? Ведь, в конце концов, она вряд ли являлась студенткой Академии, и, тем паче, вряд ли могла по праву здесь находиться. Сарин отчасти понимала, что в ней сейчас говорит ревность, но признаться себе в этом она, естественно, не могла. Ей почему-то казалось это зазорным - проявлять большую заинтересованность в отношении своей юной подруги. Она ожидала, что Хотару объяснит, почему так всё произошло, но, похоже, что та была занята совсем иным. Она достала из кармана серёжки, зачем - британка не сразу поняла, пока не увидела иные находки, и не услышала последующую речь. Она посмотрела на содержимое багажника и недоумённо перевела взгляд на Арисаку, не зная, как ей реагировать на увиденное, поскольку, хоть оружие она и видела, но едва ли когда-нибудь в таком количестве. Разве что на выставках в музеях, или по телевизору в кино. А громкая тирада, произнесённая юной японкой, пропала втуне. На все слова, обращённые к ней, Сарин сказала просто:
  - Как это понимать?
   Во-первых, её смутил тот факт, что Хотару заговорила о себе в третьем лице. А во-вторых, что она вспомнила про Роберта. Что это - такой японский способ смягчить эффект от ощущения провала? Или вся эта история с нападением террористов разрушительно подействовала на её мозги? Неудивительно. Она тоже порядком струхнула и была близка, если не к сумасшествию, то уж точно к состоянию форменного психоза. Что уж говорить о Хотару, которой пришлось рисковать своей жизнью, и, может даже, убивать.
   - Успокойся. Тебе не в чем себя упрекнуть. Но тебе нужно как следует отдохнуть и прийти в себя.
   После Сарин сможет наконец выяснить, откуда взялись оружие, мотоцикл и рыжая.

0

54

Квест завершён.

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » Зона 11 » 16 квест. По магазинам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC