Code Geass: Castling

Объявление









Информация для гостей:

Теперь любой гость может попробовать свои силы в игре. Для вас открыт Бал-маскарад. Надевайте маску, представляйтесь кем хотите (в рамках фэндома, конечно) и - в путь.
Информация для Таинственной Маски




Рейтинг игры: + 18.


В игру очень нужны Шнайзель, Наннали и Джино Вейнберг. Обещаем любить и холить. ♥

Администраторы:

Saery Twane
ICQ: 479814033


Друзья форума:

бесплатных фотохостинг WINX CLUB

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Code Geass: Castling » ЕС » 17 квест. Цена дружбы


17 квест. Цена дружбы

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://s5.uploads.ru/wjf4b.jpg

После того, как отряд одиннадцатых, под руководством командования замка Белого Волка, понеся значительные потери, провалил миссию, Лейла впадает в депрессию. К ней приходит Анна, чтобы переговорить, утешить и вернуть прежний боевой дух.


Порядок отписи:
Artur (Anna Clément), leila Breisgau

Погода и время:
День. На улице тепло, солнечно и небольшой ветерок.
Температура +17.

0

2

В жизни каждого человека случаются минуты триумфа и поражения. Каждому даётся пережить этот опыт. Кто-то «вырастает», кто-то «падает». Далеко не каждому дано пережить эти мгновения без последствий.
Лейла была крепкой телом и духом. Неудача, даже такая болезненная, сопровождавшаяся человеческими жертвами, не могла её сломить. Но, как удар ножа, оставит след на душе.
Надо помочь шраму поскорее зарубцеваться. Принять меры, пока ещё кровоточит.
Анна не знала, что сказать подруге, но чувствовала, что хотя бы молчаливое присутствие может помочь справиться с подступающей депрессией. Эльза сыграла бы не последнюю роль в душевном исцелении, однако вредная кошка, как назло, куда-то запропастилась. А если бы и нашлась, Анна совершенно не представляла себе, как смогла бы взять её на руки, не говоря уже о том, чтобы посадить на колени к Лейле. Животные, особенно кошки и коты, почему-то не жаловали девушку, хотя она не проявляла по отношению к ним никакой агрессии. Ни в мыслях, ни на деле.
Подойдя к кабинету, Анна остановилась, не решаясь сразу зайти. Дверь была приотворена, и не было нужды стучать, спрашивая, можно ли войти. Заглянув в щёлку, Анна не увидела Лейлу за рабочим столом или где-нибудь около. Тогда она осторожно, стараясь зря не шуметь и не беспокоить, открыла дверь.
Лейла стояла, замерев, у самого окна, прильнув к шторе и глядя куда-то вдаль за стекло. Виды, открывающиеся взгляду любого обитателя замка Белого Волка, конечно, не могут не завораживать. Лес и горы в первозданной чистоте и суровой дикости. Они легко настраивают на медитативный лад, способствую погружению в глубины самосознания.
Анна вошла, мягко и тихо двигаясь вдоль стены к подруге, пока не приблизилась и не обняла её за плечи.
- Всё в порядке? – сочувственно спросила она, желая вызвать на откровенный разговор.

0

3

Как вошла Анна, Лейла не услышала. Она была очень тихой, почти незаметной. Как мышка.
   Меньше всего Лейле хотелось сейчас сочувствия и задушевных разговоров. Анной двигали любовь и забота, но… Несвоевременно. Кроме того, девушка не ощущала в себе того, что заслуживает сейчас сочувствия. Люди гибли, и их смерти не могла искупить никакая цель, включая самую благородную и важную.
   Любая жизнь ценна. Если размениваться ими, как валютой, или холодным, жёлтым металлом, какова будет её собственная ценность?
   Развернувшись к Анне лицом, Лейла указала вниз, за окно. Там, у самой кромки леса, поднимался хилый густой дымок. Командующий весьма своеобразным способом праздновал победу.
  - Он счастлив, - произнесла девушка таким голосом, что становилось понятно – она этого счастья не одобряет.
   Счастье, построенное на несчастье других, не может быть настоящим. Оно быстро проходит, как опьянение вином, оставляя после себя неприятное похмелье.
   Наклонившись вперёд и обхватив себя руками, чтобы сдержать нервную дрожь, Лейла посмотрела в сторону рабочего стола, непривычно заваленного документами. Аккуратная до педантичности во всём, что касалось её работы, девушка сегодня была рассеянной и ленивой, похожей на тяжело больного человека, погруженного в себя.
   Наверное, Анна считала так же, коль пришла и вела себя с ней так, будто бы опасалась причинить боль неосторожным словом. Хотя она-то должна знать, что Брэйсгау слеплены не из патоки и глазури, и самого нежного теста.
Вернувшись вновь к созерцанию давящего пейзажа за окном, Лейла опустила вниз руки и облокотилась плечом на стену.
- Вольно или невольно, но я оказываю ему поддержку, подставляя других. Их смерти на моей совести в той же мере… Но больше я не позволю ни ему, ни себе таких жертв.
Она сказала без пылкости, гнева или отчаяния в голосе. Просто и без рисовки. Как говорят о погоде или об общих знакомых.
Анна слышала её слова, но как она отнесётся к ним, не имеет значения. Решение в любом случае принято.

0

4

- Мы не можем изменить политику целого государства.
Анна думала, что правильно угадала течение мыслей подруги. Её задачей, как она считала, было облегчить долю ответственности Лейлы в недавней военной операции и вернуть ей хоть чуть-чуть прежней энергичности и уверенности в себе. Встряхнуть и рассеять набежавшие на солнышко тучи.
Лейла была сердцем крепости. Никакие назначения и «приказы сверху» не могли этого изменить. Почти все, кто находился на базе – из учёных, военных и обслуживающего персонала, - хорошо знали Лейлу и искренне, не по надобности, любили её. Более того, они настолько привыкли представлять, будто Лейла их талисман, защищающий от любых невзгод и приносящий удачу, что мгновенно почувствуют внутренний душевный надлом своего кумира, и сами впадут в греховное уныние, приносящее разлад и хаос в отлаженную, как идеальный механизм, систему.
Что мы без своего солнца? Как полевые цветы, увянем.
Анна сплела пальцы рук, отпуская подругу, и опустила глаза в пол.
- Сегодня сильный ветер и прохладно.
Если смотреть отсюда из окна, то всё выглядит именно так, а точно, какая погода на улице, Анна затруднилась бы ответить. Но ей страшно не хотелось, чтобы Лейла покидала замок. К нежеланию неотвратимой встречи с командующим примешивалась какая-то неясная тревога.
Надо было придумать занятие внутри замка. Говорят, когда человек чем-то очень расстроен, его можно вывести из депрессии каким-нибудь делом, настолько серьёзным или объёмным, что мозгу бы просто не осталось времени на «пережёвывание» неприятных воспоминаний.
- Давай, посмотрим новые найтмары, - предложила Анна. Ничего лучше ей в голову не пришло.

0

5

Анна - хорошая подруга. Она всё сделает для благополучия Лейлы. Фактически, названая сестра. Куда больше, чем просто подруга.
   Она хорошо знает её. Каждую думку предугадывает ещё до того, как та созреет и оформится у неё в мозгу.
   Посмотреть найтмары - мысль стоящая, только немного несвоевременная. Час или два не решат ничего. Тогда, как есть проблемы, которые действительно стоит решить. Ради них она должна встряхнуться, собратья, и заняться реально нужным делом. Сделать так, чтобы трагедия, случившаяся сегодня, больше никогда не повторилась.
   Девушка отошла от окна к письменному столу. Открыла верхний ящик и механически извлекла из него папку с бумагами. На многих листах стояла её подпись, а другие не были заполнены. А что было бы, если бы она оставила их всех пустыми? Ответ был известен - участь “одиннадцатых”, служивших Евросоюзу, решил бы другой человек, и она вряд ли чем отличалась от их нынешней участи. Как Он говорил: естественно умирать тем, кто ходит  бок о бок со смертью.
   Что может сделать бумага? Как исправить совершённое, или предотвратить грядущее? У неё был только один выбор - написать прошение об отставке. Но это не более, чем показатель слабости.
   - Анна, как ты думаешь, значит моё слово что-нибудь?
   Лейла имела в виду не обитателей замка Белого Волка, а верховное командование, которое сейчас находилось в Париже. И которое, за дальностью и отстранённостью от событий, происходящих на границе, было склонно воспринимать бойцов невидимого фронта, как фигуры на шахматной доске. Ценные, и всё-таки фигуры.
   Кому она напишет и о чём? Приёмному отцу? Из кипы бумаг был извлечён чистый белый лист, и положен посередине столешницы. Пододвинув письменные принадлежности поближе, Лейла выбрала любимую авторучку и снова задумалась.
   А может, написать брату?
   “Нет, он не поймёт. Он ещё дальше в понимании реалий армии”. И Лейла быстро набросала несколько строк на имя генерала Малкаль.

0

6

Анна ожидала, что подруга хоть как-то отреагирует на её предложение, но ответа так и не последовало. Вместо этого Лейла села за стол и приготовилась что-то писать. Анне было страшно любопытно, что именно. Однако воспитание не позволяло задать вопрос напрямую. Она молча стояла и со своего места пыталась угадать направление мысли Лейлы. По мнению Анны, Лейла могла писать либо родственникам, либо командованию, поскольку друзей на “большой земле” у неё, скорее всего, не имелось. По крайней мере, Анна не знала таковых. И привыкла к тому, что Лейла почти всегда находится в замке Белого Волка. Как если бы остальной мир за его пределами был не более, чем иллюзией.
   Она даже испугалась, что Лейла, подчиняясь пережитому, и эмоциональному всплеску, решила писать обращение к вышестоящим. Опасения подтвердились, когда подруга задала вопрос.
   Не зная, что ответить, и не решаясь ответить, Анна некоторое время молчала, а потом всё же осторожно спросила:
   - Вы думаете, стоит?
   И тут же усомнилась в правильности своего поведения. Разве станет Лейла отвечать на такой вопрос? При всей их нежной дружбе существовало нечто, куда более важное в глазах Лейлы Малколь - это чувство справедливости. С ним Анна не могла никак соперничать.
   Не зная, что можно противопоставить этой рыцарской щепетильности, она решила сказать правду, то, что думала.
   - Мне кажется, как бы вас ни уважали, ваше слово вряд ли будет принято во внимание.
   А, сказав, прикрыла ладонями рот.
   Ну вот, благодаря ей депрессия у Лейлы усилится. Но, к сожалению, слово - не воробей, и сказанного не воротишь.

0

7

Те немногие люди, кого Лейла могла по праву назвать своими друзьями, всегда были честны с нею, даже в тяжёлые моменты жизни, и тогда, когда правда причиняла боль. Анна не была исключением, и Лейла чувствовала к ней за это благодарность. Но…
   Услышать правду оказалось тяжелее, чем она думала.
   Всё верно, она слишком замкнулась в своём маленьком мирке на краю света, окружённом горами и лесами, как надёжной защитой от человеческой цивилизации.
   С людьми сложно, очень сложно. Особенно, если нет согласия в мыслях и принципах. И когда много людей, так легко затеряться в человеческом море, захлебнуться в его тёмных водах и пойти ко дну.
   Лейла чувствовала себя одной посреди бушующего океана всякий раз, когда попадала на светские мероприятия в больших городах. Они были не её стихией, и потому она терялась, и, испытывая острое одиночество и неуверенность, стремилась вернуться обратно в надёжную каменную гавань под названием замок Белого Волка.
   - Наверное, это действительно так. Но я хочу надеяться на лучшее. И для меня лучше пробовать и что-нибудь предпринимать, чем ничего не делать…
   Ей показалось, что сказанное прозвучало, как упрёк, и она решила пояснить свою мысль:
  - Просто я знаю, что я должна делать, но боюсь, что предпринятые мною шаги не решат проблему.
  “Наверное, я просто ищу поддержку”.
   Отринув сомнения, она закончила письмо, сложила в конверт и запечатала, написала адрес и убрала во внутренний карман.
   - Пойдём со мной, я хочу кое-что посмотреть.
   На сей раз приглашала она, а не Анна. Так что вряд ли подруга откажется от компании. К тому же она, скорее всего, заинтригована, что именно ей хочет показать Лейла. А Лейла хотела проверить маленьких рыжих гостей, поселившихся за крепостными стенами замка вверх по склону.
   Она случайно обнаружила их, когда на прошлой неделе проверяла защиту. И уж как они проникли сюда и зачем - кто его знает? Но ловить здесь, кроме мышей и птиц, было нечего. Да и те вряд ли часто попадались. Они сильно отощали от бескормицы. Жалея, Лейла приносила немного еды, и оставляла там, где была уверена, они обнаружат гостинцы, и не приближаясь к логову.
   Каким-то образом надо вывести их за пределы замка.
   Лисы - умные звери. Должна быть веская причина, загнавшая их на территорию замка. Но, что ещё важнее, в их системе обороны есть прореха. Иначе как лесные обитатели смогли бы сюда попасть?
   Возможно, Анна сможет ей помочь и подскажет.

0

8

Их можно было принять со стороны за родных сестёр, и Анне нравилось такое сравнение, пришедшее ей в голову, когда, следуя по пятам за Лейлой, она спускалась из башни во внутренний двор замка.
   Анна старалась не отставать от своей провожатой, приспосабливаясь к её шагам, но, то ли Лейла сама по себе была более подвижной и резвой, то ли мысли, завладевшие разумом девушки, замедляли её собственный шаг. В результате, скоро наметился существенный разрыв в расстоянии между ними.
   Когда же это случилось, откуда-то снаружи раздался звук взрыва, причём такой силы, что здание содрогнулось, несмотря на прочность кладки и толщину каменных блоков. Стёкла в окнах лестничных пролётов задребезжали.
   Лейла успела уйти далеко вперёд, и Анна, что было сил, бросилась её догонять.

   Снаружи расцветал цветок взрыва. Пока было неясно, что произошло. Но взрыв произошёл неподалёку от того места, где находилось лисье логово. Напуганные зверьки разбежались, кто куда, а норки оказались частично засыпанными. Кое-кто посчитал необходимым провести такого рода зачистку. Убрать из охранной зоны замка всё лишнее. И этот “кто-то” не экономил, не думал о безопасности, и не считал нужным предупреждать о своих намерениях маленькую Брейсгау.

0

9

Она уже давно не паниковала по пустякам. С того дня, когда потеряла отца и поняла, что мир несовершенен, как и люди, населяющие его. Она научилась рассуждать без лишних эмоций, почти механически, запрещая себе иной раз чисто женские порывы, когда на кону оказывалось нечто большее, чем материальное благополучие и душевное спокойствие. Она не гналась ни за тем, ни за другим.
   Она не становилась от этого терминатором. Ничто человеческое ей не было чуждо. А уж животные заслуживали страдания меньше, чем люди. Просто потому, что не они были их причиной.
   Кто бы, по какой причине, ни оказался виноват во взрыве, он заслуживал наказания. Она не знала - кто, но выяснит непременно. А пока же продолжала бежать вниз, к дверям, не оглядываясь на Анну, чтобы убедиться, что подруга следует за ней. С ней не случится ничего плохого, поскольку сама башня не пострадала. Но ей надо убедиться в другом. Оценить уровень разрушений снаружи. Если в деле замешан один ей хорошо известный самодовольный хлыщ, она будет не она, если не подведёт его хотя бы под одну статью. Хотя тот, само собой, напрашивался на целый десяток, начиная от опасного самоуправства, и заканчивая бессмысленным, и опять же, несогласованным, расходом средств.
   Хлопнули двери. Лейла оказалась во дворе замка, и её взгляд тотчас устремился в ту сторону, откуда расползалось дымное облако, и ощутимо тянуло гарью. Рассмотреть что-либо в подробностях на месте взрыва не представлялось возможным. Мешали ограждения, земля и камни.
   Не задумываясь о том, что за первым взрывом может последовать другой, Лейла продолжила бег. Ей приходила мысль в голову, что это может быть не просто дурь одного зарвавшегося офицера, а настоящее нападение. Но, хотя шанс такой существовал, по мнению Лейлы, он был минимальным.
   Тем не менее, она была достаточно осторожна, и всё время держалась какого-нибудь укрытия, осматриваясь по сторонам и прислушиваясь. Оглушающий эффект взрыва уже прошёл, так что Лейла могла по-прежнему доверять своим ощущениям, не боясь упустить что-то важное. Однако, кроме птичьего гомона и шелеста листвы, не слышала ничего.

0

10

Анна сбежала по лестнице на одном дыхании, чуть-чуть разминувшись с Лейлой, которая оказалась быстрее и сообразительнее неё. И точно решительнее. Ей почему-то было страшно потерять подругу из виду. Может потому, что взрыв внутри защищаемого периметра на девяносто процентов означал диверсию – то есть фактически вторжение врага – только пока неизвестно, какого именно.
На последней лестничной площадке уже никого не было. Лишь медленно закрывалась входная дверь, и в проёме кроме дороги, неба и рваных сгустков дыма вдалеке ничего не было видно.
- Подожди! – выкрикнула Анна, распахивая дверь, не особо, впрочем, надеясь на то, что Лейла услышит её. Резвая блондинка слишком быстро умчалась, не дожидаясь подруги, далеко вперёд.
Девушке показалось, что за спиной промелькнула чья-то тень. Она резко обернулась, но никого не увидела.
Снаружи  раздался ещё один хлопок. Со стороны западной ограды. Так, что у Анны от страха и волнения зачастило сердце.
«Там же Лейла!»
По крайней мере, велика вероятность, что она направилась именно туда. Точно Анна знать не могла, как и разглядеть с порога башни. Тем более, что дым от взрывов, поднимавшийся над замком, стал плотнее, и сквозь него труднее было рассмотреть что-либо.

Два человека слышали возглас. Они надеялись, что появится только одна – та, которая им нужна, но Лейла привела за собой хвост. Впрочем, они рассудили, что так будет даже лучше. Блондинка будет отчаянно сопротивляться и может выкинуть какой-нибудь фортель или привлечь нежелательно внимание со стороны охраны. А так, с заложником, у них будет больше шансов взять цель живой и доставить куда полагается без лишнего шума.
Анна не успела понять, что произошло, как её очередной выкрик заглушила мужская рука в чёрной перчатке, сжавшая тряпицей, пропитанной сонным зельем, рот и нос.  Последней мыслью девушки было: «как он сумел подобраться так близко, а я не заметила&».

0


Вы здесь » Code Geass: Castling » ЕС » 17 квест. Цена дружбы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC